суббота, 10 марта 2012 г.

Шестой день голодовки. Доказательства


Сегодня 10 марта. Сегодня страна начинает просыпаться от праздников, доделывает намеченные дела, пытается успеть втиснуть в эти дни то, что не успелось.
А у меня идёт ухудшение состояния. Начало темнеть в глазах и стало прогрессировать головокружение. Но, несмотря и вопреки сидеть я могу более менее уверенно. Поэтому продолжу свою детективную историю в материалах дела.


У меня спрашивают, чем можно помочь в моей ситуации в данный момент. Вы можете направить письма и телеграммы в поддержку моих требований и выражающие протест против коррупции в те организации, которые указаны списке адресатов моего открытого заявления о голодовке. А кроме того, распространяйте информацию нашей истории с заказом!


 
Ещё раз о показаниях свидетелей
В деле существуют показания свидетелей обвинения, свидетелей защиты и показания самих обвиняемых. У показаний есть ключевые моменты, которые обыгрываются в деталях. Для того, чтобы упростить понимание сути показаний разных сторон, я кратко изложу основные позиции свидетелей обвинения, свидетелей защиты и самих обвиняемых


Основные позиции свидетелей обвинения
Свидетели обвинения утверждают:
- они приехали за своими вещами, очень вежливо постучали в дом, но им никто не открыл, никаких ключей они не крали, потому что все помещения были открыты;
- мой муж не дал им забирать вещи с нашей территории, поэтому они самовольно проникли в наши помещения и стали забирать вещи;
- моя дочь Серафима пришла к дому, чтобы со мной поговорить, но я стала насильно тащить ее в дом и поэтому она стала кричать и звать на помощь;
- Казаков и Калинн бросились ей на помощь;
- в этот момент из строения «мастерская» выбежал мой муж А.В. Цареградский с пистолетом в руках и дал команду Пересвету стрелять в помощников Серафимы – Казакова и Калинина;
- Пересвет и мой муж расстреляли Калинина и Казакова;
- мой муж и Пересвет добивали лежащего Калинина контрольными выстрелами в голову;
- мужественный Путилов набросился на моего мужа сзади, чтобы выбить у него пистолет;
- Медведева рядом с Калининым не было, он на все смотрел из-за забора;
- после происшествия со стрельбой все ушли с территории и ждали приезда милиции за забором;
- приехавшие 10 человек очень боялись провокаций со стороны меня и моего мужа, поэтому снимали происходящее на видеокамеру, а моя дочь Серафима записывала происходящее на диктофон. Кроме этого они оповестили всех жителей деревни и полицию о своём приезде заранее.


Основные позиции свидетелей защиты и обвиняемых
Мы, как потерпевшие, и свидетели защиты утверждаем:
- группа из 10 человек с явным численным перевесом (против меня, моего мужа, моей 8-милетней дочери Златосветы и 16-тилетнего сына Пересвета) вторглась на нашу территорию, где никто из них не имел права собственности или регистрации;
- они без разрешения и предупреждения вошли в наш дом, украли ключи от строений (строения были закрыты) и начали их открывать и выносить наши вещи и ценности;
- Серафима вызывала меня из дома, а я просила её зайти в дом, потому что на дворе находиться опасно. Она уговорила меня выйти;
- как только я вышла из дома ко мне сразу же побежал Казаков с палкой, а потом Калинин. Казаков напал на меня и пытался ударить палкой по голове, а Калинин переключился на Пересвета и хотел зарезать его ножом;
- Пересвет, защищая свою и мою жизнь, начал стрелять в Калинина (он без спросу, просто от испуга, взял травматический пистолет отца, который отец оставил на открытом месте на всякий случай);
- Пересвет ранил Калинина и тот упал головой ему в ноги, а потом ранил Казакова, который бросил палку, ударил меня креслом по голове и собирался ударить второй раз;
- Казаков схватил грабли и хотел ударить Пересвета по голове, но не дотянулся до него из-за лежащего Калинина;
- ко мне подбежали с палками Путилов и Медведев. Путилов успел нанести мне 2 удара по рёбрам, а Медведев отступил и что-то поднимал с земли;
- подбежал мой муж и оттеснил от меня Путилова, они повалились на газон. У моего мужа пистолета в руках не было и выстрелов он не производил;
- Калинина увели с места происшествия Медведев и Путилов, меня и Пересвета забрал в дом мой муж;
- после этого группа продолжала грабёж до самого приезда милиции, а мы находились в доме.
Кроме этого свидетели защиты утверждают, что на стороне (т.е. не у следователя в кабинете) Мовляйко, Шевцова, Серафима, Казакова и Казаков рассказывали эту историю так, как она и была на самом деле, но показания давали ложные, чтобы посадить моего мужа.

Проверка подлинности показаний свидетелей или чем пренебрегло следствие
Если все свидетели рассказывают об одном и том же событии и не лгут, то ключевые моменты показаний всех свидетелей совпадают. Могут меняться детали, могут возникать дополнения, связанные с тем, что на какие-то детали раньше человек не обратил внимания и не знал, что это важно.  Как видно по ключевым моментам, показания защиты и обвинения слишком сильно отличаются друг другу, значит кто-то врёт. В этой ситуации следствие, если таковое действительно проводится, встаёт перед необходимостью выяснить, кто же из сторон говорит правду. Для этого используют разные способы: проверка показаний с помощью полиграфа (детектора лжи), поверка показаний на месте (следственный эксперимент), очные ставки. Подлинность показаний определяют, опираясь на объективные доказательства. Такими доказательствами являются видео- и аудио-материалы, травмы и их расположение, отпечатки пальцев и другие следы, наличие вещественных доказательств (в нашем случае стреляные гильзы, изъятый пистолет и т.д.), другие вполне материальные свидетельства, экспертизы. Если объективные доказательства и исследование с использованием детектора лжи (полиграфа) совпадают, то это исследование считается достоверным доказательством. Важно, чтобы рассказы людей, следственный эксперимент и результаты полиграфа совпадали с объективными доказательствами.

Что мы имеем в нашем случае из объективных доказательств? Стрелянные гильзы только от одного пистолета Гранд Пауэр, в обойме которого было 17 патронов, отстрелянных Пересветом с перепугу до конца;
- второй пистолет Стил без обоймы и без патронов (выданная следствию обойма была пустой), который не находился на площадке, добывался путем выбивания и вполне может считаться недопустимым доказательсвом;
- ранения у Казакова и Калинина, которые можно было получить только в том случае, если стреляющий находился (согласно заключению эксперта) спереди, спереди справа или спереди слева от них (поясню, что в момент стрельбы Пересвет находился именно в таком положении, а мой муж шел к нам сзади). 
В дополнение к этому мы подтвердили с помощью полиграфа подлинность наших показаний (моих, Пересвета и Андрея Владимировича, улучив короткий момент, когда его на месяц освободили из-под стражи). Оказалось, что мы говорим правду. Значит, врут свидетели обвинения. Но следствие заранее знало кто именно врёт, поэтому отказалось от проверке подлинности показаний свидетелей обвинения, аргументируя это тем, что им, видите ли, тяжело вспоминать о произошедшем (а нам нормально вспоминать!).

P.S. Господа юристы и криминалисты у меня нет юридического образования, поэтому я могу допускать неточности в описаниях. Однако, даже мое непрофессиональное описание дает возможность понять, что речь идет о таких уголовно наказуемых деяниях как фальсификация доказательств, донос на заведомо невиновного человека и обвинение его в особо тяжком преступлении.

Фотографии избранных показаний свидетелей из дела №3699 будут размещены на моей страничке в Livegournal

2 комментария:

  1. Жанна Владимировна! Крепитесь, мы верим, что все у вас будет хорошо!!!
    Мамы и папы большого города.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за поддержку мамы и папы большого города.

      Удалить