четверг, 30 августа 2012 г.

Письмецо из Германии про ёжика

Разбирая свои архивы нашла письмо "про ёжика", которое мне отправляла по И-нету знакомая "ради прикола". В свете сегодняшней ситуации очень оно мне понравилось, а главное выводы правильные не только для ёжиков, но и для людей.


Письмецо одной девушки из Германии подруге в Россию. Вернее, отрывок. Пунктуация, орфография и остальные нехитрые обороты автора сохранены без изменения. Далее от лица автора.

Иду, значит, шоппингую, смотрю: на обочине ёжик лежит. Не клубочком, а навзничь, лапками кверху. И мордочка вся в кровище: машиной, наверное, сбило. Тут в пригородах кого только не давят! Ежи, лисы, змеи... иногда даже косули попадаются. Мне чего-то жалко его стало: завернула в газету, принесла домой. Звоню Гельмуту, спрашиваю, что делать? Он мне: отнеси в больницу, там ветеринарное отделение есть. Ладно, несу.
Зашла в кабинет. Встречает какой-то Айболит перекачанный: за два метра ростом, из халата две простыни сшить можно. Вас ист лось? - спрашивает. Вот уж, думаю, точно: лось. И прикинь: забыла, как по-немецки. Потом уже в словаре посмотрела. Ну, сую ему бедолагу: мол, такое шайсе приключилось, кранкен животина, лечи, давай. Назвался лосем - люби ёжиков...
Так он по жизни Айболит оказался: рожа перекосилась, чуть не плачет. Бедняжка, стало быть. Тампонами протёр, чуть ли не облизал и укол засандалил. Блин, думаю, мало ёжику своих иголок. И понёс в операционную. Подождите, говорит, около часа. 
Ну, уходить как-то стремно - жду. Часа через полтора выползает этот лось. Табло скорбное, как будто у меня тут родственник загибается. И вещает: мол, как хорошо, что вы вовремя принесли бедное существо. Травма-де, очень тяжёлая: жить будет, но инвалидом останется. Сейчас, либе фройляйн, его забирать и даже навещать нельзя: ломняк после наркоза. 
Я от такой заботы тихо охреневаю. А тут начинается полный ам энде. Айболит продолжает: Пару дней пациенту (nota bene: ёжику!) придётся полежать в отделении реанимации (для ёжиков, н/// х!!!), а потом сможете его забирать. У меня, наверное, на лице было написано: На хрена мне дома ёжик-инвалид?!. 
Он спохватывается: Но, может быть, это для вас обременительно и чересчур ответственно (ё-мое!!!). Тогда вы можете оформить животное в приют (б///я!!!). Если же все-таки вы решите приютить его, понадобятся некоторые формальности... 
Понимаю, что ржать нельзя: немец грустный, как на похоронах фюрера. Гашу лыбу и спрашиваю:  Договор об опеке (над ёжиком, е///т!!!), - отвечает, а также характеристику из магистрата. Я уже еле сдерживаюсь, чтобы не закатиться, - спрашиваю: на меня?. Этот зоофил на полном серьёзе отвечает: Нет, характеристика в отношении вашей семьи, фройляйн. В документе должны содержаться сведения о том, не обвинялись ли вы или члены вашей семье в насилии над животными (изо всех сил гоню из головы образ Гельмута, грубо сожительствующего с ёжиком!!!). Кроме того, магистрат должен подтвердить, имеете ли вы материальные и жилищные условия достаточные для опеки над животным (не слишком ли мы бедны для ёжика, с///ка!!!). У меня, блин, ещё сил хватило сказать: мол, я посоветуюсь с близкими, прежде чем пойти на такой ответственный шаг, как усыновление ёжика. И спрашиваю: сколько я должна за операцию? Ответ меня додавил.
"О, нет, -говорит, -вы ничего не должны. У нас действует федеральная программа по спасению животных, пострадавших от людей". И дальше - зацени:
"Наоборот, вы получите премию в сумме ста евро за своевременное обращение к нам. Вам отправят деньги почтовым переводом (...восемь, девять - аут!!!). Мы благодарны за вашу доброту. Данке шен, гутхерциг фройляйн, ауфвидерзейн!" В общем, домой шла в полном угаре, смеяться уже сил не было. 
А потом чего-то грустно стало: вспомнила нашу больничку, когда тётка лежала после инфаркта. Как еду таскала три раза в день, белье, посуду; умоляла, чтобы осмотрели и хоть зелёнкой помазали...
В итоге родилась такая максима: "Лучше быть ёжиком в Германии, чем человеком в России"._____________
Жизнь не шахматы, и одного мата недостаточно, чтобы король сложил свои полномочия.

суббота, 25 августа 2012 г.

Письмо из застенок: технология осуждения невиновных

Мой муж А.В. Цареградский передал мне для всеобщего обозрения письмо, где рассказывает о технологии осуждения невиновных людей, которая существует в Калужской области.
Письмо публикуется в наборе с рукописного текста автора.

Уже более 21 месяца я нахожусь в тюремных застенках, страдая за свои взгляды и убеждения. Фарс, который происходил до 17 апреля 2012 года доподлинно показал насколько гнилая и бесчеловечная система уничтожения в лице следствия, прокуратуры и судов существует в России. О моем деле сказано уже достаточно. Его суть – меня, отца многодетной семьи, посадили за то, что я противостоял грабителям, которые открыто забирали мое имущество, избили жену и хотели зарезать моего несовершеннолетнего сына. Эти же грабители похитили и моего младшего сына. Но в этом письме я хочу рассказать о том, чему я стал непосредственным свидетелем. Эти примеры говорят о том, что мое дело не исключение, а правило.

Наблюдая, общаясь и читая документы разных людей, обвиняемых и осужденных, я неоднократно сталкивался с вопиющими случаями того, как эта система уничтожает людей, разрушает семьи, делает несчастными здоровых детей, лишая их родителей и поддержки. Сегодня мне хотелось рассказать о практике использования обвинения в преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ (изнасилование) в корыстных целях.
Из того, что я видел и с кем встречался можно смело сказать, что 70% из тех, кого обвиняют в подобных преступлениях являются невиновными или виновными, но не в том, в чем их обвиняют. Причем в большинстве случаев это вполне добропорядочные люди, которые имели семью, детей, работу и были вполне счастливы. Но однажды для них настали тёмные времена. Тем или иным образом они стали обвиняемыми.

Раньше для тех, кто обвинялся по таким статьям это означало самое худшее, но вопиющий процент невиновных, попадающих по таким статьям «на лагерь», сделал необходимым со стороны жуликов изменить к ним отношение. Однако, вместо жуликов моральным подавлением и физическим уничтожением таких обвиняемых стали заниматься сами сотрудники «правоохранительных органов». Они почему-то посмели взять на себя функцию вершителей правосудия и стали ломать таких обвиняемых. Поскольку, как правило, обвинение лживое, соответственно ни один из обвиняемых не признает себя виновным. Таким образом, «чистосердечное признание» выбивается из людей. Конечно, есть и другие варианты.
Один из случаев, с которыми мне пришлось столкнуться, это когда человек неожиданно для себя был задержан и арестован по такому обвинению. Причем оказалось, что он уже целый год находится в федеральном розыске хотя 2 раза в месяц преодолевал государственную границу и многократно его документы «пробивались» на постах ДПС. На судебном процессе по его делу выяснилось, что он не первый, на кого написала заявление «та женщина», а уже третий, кого она посадила в тюрьму. В суде ее хорошо знают и в том числе знают, что она преследует чисто коммерческие интересы. Никаких доказательств кроме слов нет и быть не может. Все, начиная со следователей и заканчивая судьей прекрасно все понимали и тем не менее дали невиновному 5 лет реального срока. За что? А ведь у него была семь, малолетний ребенок, он был единственным кормильцем в семье. О каком правосудии и социальной справедливости в данном случае может идти речь?

Вот еще случай. Человек вышел из дома в магазин. У магазина его избили и арестовали с обвинением в попытке изнасилования. Судья оценил его поход в магазин в почти 4 года реального срока. За что? А ведь он кормил семью, своего ребенка. А обвинение строилось только на показаниях группы лиц, тесно знавших друг друга и перед арестом «уладить все без милиции». Кстати и «потерпевшая» входила в эту группу лиц.

Еще более страшные обвинения предъявляются невиновным людям в педофилии. Поскольку наказание за данное преступление чрезвычайно сурово, его тем более используют в корыстных целях. Преступление действительно очень серьезное, однако почему-то люди говорят, что подлинные педофилы свободно гуляют на свободе, к ним возят для развлечений детишек из детдомов в черных иномарках с охраной, они пользуются статусом неприкосновенности и никогда не будут привлечены к ответственности.

Но борьба с насильниками была объявлена с экранов телевизоров и для них требуют самых суровых мер наказания. И следователи ищут где бы поживиться (это ведь карьерный рост, премии)А если настоящих преступников нет, то надо их создать. И вот арестовывают очередную жертву и начинают её «ломать», выбивать нужные показания. Все, машина запущена! Смею вас уверить, что те сказочно фантастические материалы дела, которые стряпает следователь, обязательно поддержит прокурор и на 99,9% поддержит судья. Ведь «никто не должен уйти от ответственности», а все доказательства невиновности – это всего лишь способ уйти от ответственности. Прокурор требует самого сурового наказания, всех отправляя к суду, который во всем разберется!

Судья же не отпустит на волю человека, обвиненного в педофилии, даже если обвинение липовое. Судей не наказывают за незаконные обвинительные приговоры. Их наказывают за законные оправдательные. И пусть мне возразит опытный судья и скажет, что это не так!
Оправдать невиновного невозможно. Это означало бы прекратить человеконенавистническую политику системы. Представителям этой системы абсолютно все равно, что невиновно осужденные люди имеют семью, детей и обеспечивают их. Для этой нелюди неважны изломанные судьбы представителей собственного народа, защита их прав, им важно профигурировать в очередном сфабрикованном «громком деле».

Так работает часть программы по уничтожению семей, особенно многодетных, ведь мать, оставшись одна, как правило, не может прокормить четверых малолетних детей. Таким образом рано или поздно она их лишится. И тут ювеналы не упустят своей добычи и дети окажутся в детдоме. Судьба их незавидна.

Эта машина старая, но налажена хорошо, работает почти без сбоев. Причем «винтики» этой машины зачастую даже не понимают, кому они служат – все достаточно хорошо продумано и отработано. Периодически «винтики» сами попадают в мясорубку «правоохранительной системы» и тогда начинают возмущаться. И что тут возмущаться? Фактически они являются служителями зла, а зло может расплачивается только злом – по-другому оно расплатиться не может!

Вернемся к липовым делам по педофилии, обвинение по которым не так уж и сложно состряпать. Три случая, с которыми я сталкивался, очень похожи друг на друга с той лишь разницей, что в первом случае были замешаны крупные деньги, которые «жена» хотела прибрать к рукам, а в остальных двух причиной стали человеческая глупость и зависть. Во всех случаях прокурор вопреки Конституции РФ, закону о прокуратуре не беспокоился о восстановлении прав и свобод невинно обвиненных. Он занял позицию «обвинен – значит виновен». В первом случае суд с присяжными заседателями оправдал человека, во втором и третьем суд только готовится.

Расскажу одну из этих историй. В семье возникли разногласия из-за плохо отрегулированных семейных отношений. В семье четверо несовершеннолетних детей, трое – малолетние. Муж – основной добытчик, семья не нуждается ни в еде, ни в одежде, ни в обуви, есть жилье. Дети всякий раз по возвращении папы с работы получают подарки. Тем не менее, папа с мамой после 7 лет совместной жизни стали вздорить. И тут старшая дочка решила «помочь маме» и заявила, что папа ее изнасиловал. Причем, оказывается делал это регулярно на протяжении двух лет. Вы можете это себе представить? И за два года это никак не проявилось: никто ничего не замечал и потерпевшая никак не измели своего поведения, никому не пожаловалась. Более того, за год до событий она изливала свою душу школьной подруге и рассказывала ей о том, какой хороший, добрый  и заботливый у нее папа (судя по показаниям уже насильник!). Как это может быть?

Если в начальных показаниях речь идет о периоде только с момента начала ссор родителей, то затем период насильственных действий увеличивается и квалификация преступления усугубляется. В итоге из-за детской «шутки» отец попадает в тюрьму, семья лишена средств к существованию, детям грозит детский дом.

Отец ждет суда. Мама кусает локти, но выход пока еще есть, если бы не корыстные «интересы правосудия». Карьерный рост, премии и т.д. – все это не позволяет отказаться от лакомого куска, от столь громкого дела, показателя «титанической работы» следственных органов. А как же семья? А как же дети? А кому они нужны, их уже ждут в детдоме.

Единственным спасение для детей является мир мамы и папы, которые должны держаться единым фронтом. Только так можно спастись сами и спасти детей. Другого выхода нет.
Системы правосудия в России нет. Та система, которую так называют, основана на человеконенавистнической позиции, чрезвычайно жестока и не преследует никаких целей восстановления социальной справедливости и законности. Ее основная задача – уничтожать, уничтожать все живое, но делать это под благовидными предлогами, подготавливая общественное мнение. Посмотрите, как предлагают бороться с пороками общества на экранах телевизоров – уничтожить, дать как можно больший срок наказания и т.д. А проблемы, между тем, не решаются, их количество не уменьшается, а только множится.

воскресенье, 19 августа 2012 г.

И еще раз про беспредел в Калужской области

Недавно я получила письмо от женщины-матери, сына которой осудили "ни за что". Это письмо я публикую для всеобщего обозрения.

                                      Добрый день!
         Пишу вам, потому что отчаялась обращаться по всем инстанциям и в ведомства, которые обязаны, казалось бы, контролировать незаконные действия правоохранительных органов. Столкнулась впервые с нашей судебной системой и просто пришла в отчаяние. Осталась еще капля надежды в моей душе, что не везде вместо людей сидят бездушные машины и не у всех вместо сердца щелкает денежный счетчик. В Вашем лице,  я надеюсь найти поддержку.
         22 декабря 2011 года был осужден к 6 годам и 7 месяцем лишения свободы мой единственный сын, Боюр Андрей – 22 лет. Сын студент пятого курса Обнинского ИАТЭ, староста группы, не судимый, более того – никогда даже не попадавший в поле зрения правоохранительных органов. До того как его арестовали, придерживался твердых убеждений, что сотрудники правопорядка всегда стоят только на защите прав  и интересов честных граждан. 
Мой сын встречался с девушкой, и однажды она пришла к нему в слезах и рассказала, что ее изнасиловали. Андрей сразу хотел звонить в полицию, но она его отговорила, сказала, что боится.. 3 июня 2011 года девушка сказала, что ее обидчик в этот день будет в Обнинске. Андрей предложил ей поговорить с ним, на разговор пошел еще одногруппник девушки. Разговор произошел ночью, недалеко от студенческого общежития. Естественно молодые люди не обошлись только словами, произошла драка.
Мой сын скрутил обидчика своей девушки - САМ  !!!! вызвал по телефону полицию и ДОБРОВОЛЬНО сел в патрульную машину вместе с потерпевшим.
В ходе следствия, дело было представлено таким образом, что сын мой в одночасье стал грабителем, бандитом, вступившем в преступный сговор с группой лиц, с целью завладения чужим имуществом. В ходе дознания, к моему сыну применялись меры физического воздействия, а именно,  так как у него была сломана рука, не оказывали медицинскую помощь пока он не подпишет признание в том, чего он не совершал.
Андрей учился на отлично и работал уже со второго курса. На тот день, когда случился весь этот кошмар, у него на банковской карте были деньги в размере 80 000 рублей. А по материалам дела  следовало, что он вступил в преступный сговор с целью завладения чужим имуществом, и путем «разбойного нападения» «похитил денежных средств в размере 2 450 рублей», но следствием не были предоставлены доказательства
хищения, т.к. денежные средства нигде не были обнаружены, в деле нет ни одного протокола изъятия чего либо у него и у других, тем не менее моему сыну предъявлено обвинение по статье 162 ч.4.
Следствию было намного выгоднее представить дело именно таким образом: раскрыть разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, улучшив, таким образом, свои показатели.  Куда интереснее и проще, чем возиться с сомнительным изнасилованием. А то, что сломана человеческая судьба - никому ненужная лирика. Это чужой сын, не твои дети сядут в тюрьму и проведут семь лет в заключении. И никакие прекрасные характеристики и ходатайства руководства института не могут помешать судебной машине, вертеть людскими судьбами.   
Приговор нами был обжалован, судебная коллегия оставила его без изменения.
Неужели в нашей стране совсем нет возможности найти справедливости?
         
С уважением – Боюр Алла Викторовна

воскресенье, 5 августа 2012 г.

Касация 3 августа

03.08.2012 г. прошло заседание Калужского областного суда, где рассматривалась кассационная жалоба по делу моего мужа. В кассационных жалобах, поданных адвокатами и моим мужем со всей полнотой была обнажена абсурдность и нелепость приговора суда первой инстанции, вынесенного судьей Локтевой Е.В. По множеству оснований вынесенный приговор является незаконным. Прежде всего потому что событию изначально дана неверная квалификация: вместо разбойного нападения с целью грабежа (который и был совершен и доказан) и самообороны, по неизвестным причинам оно было квалифицировано как покушение на убийство грабителей. По закону человек имеет право защищать свою жизнь, свое имущество, членов своей семьи, наносить травмы и даже убивать тех, кто посягает на его жизнь и имущество. Во-вторых, потому что участие моего мужа в нанесении травм Калинину и Казакову не доказано, как и наличие у него пистолета. Приговор основан на фантазиях судьи Локтевой и противоречит даже показаниям свидетелей обвинения и пострадавших.

В процессе изучения дела и написания кассационных жалоб были дополнительно выявлены фальсификации. В частности одной из них является заключение судмедэксперта о степени тяжести травмы Казакова и Калинина. "За ящик водки" без документов, без медицинской карты и без осмотра эксперт Котляков заключил, что царапина и синяк у Казакова являются травмами средней степени тяжести. То же самое касается Калинина - тяжкое телесное экспертом не доказано. Грубо попраны все законы криминалистики, все дело построено на подлогах и фальсификациях.

Однако самое главное - нарушены устои демократического государства. Нарушены статьи Конституции о неприкосновенности жилища и имущества, неприкосновенности частной собственности. Суд отказался принимать во внимание, что нападавшие незаконно вторглись на нашу территорию, в наши дома и совершили грабеж. Это грубейшее нарушение ст. 25 и ст. 35 Конституции РФ. Калужский областной суд откровенно проигнорировал Конституцию РФ.

Несмотря на все нарушения закона, юридически неправильную квалификацию происшествия и недоказанность причастности моего мужа к травмам Калинина и Казакова, кассационная инстанция после 40 минутного совещания оставила жалобу без удовлетворения, а приговор без изменения. Адвокат заключил, что в Калужском областном суде правосудия нет, закон не действует. Это крах судебной системы, это доказательство того, что Конституция для судов РФ не является законом. А это означает, что демократического правового государства в России не существует.

Удивительно, что именно 3 августа адвокаты по делу Пуси Райт сделали точно такие же выводы (http://evasiljeva.livejournal.com/125737.html). Вот открытое письмо:


В российском обществе широко обсуждается ответ государства на оскорбившую религиозные чувства верующих акцию, устроенную  в Храме Христа Спасителя Надеждой Толоконниковой, Марией Алехиной и Екатериной Самуцевич.
Одни считают обвинение женщин в хулиганстве справедливым, другие полагают, что их поведение, хоть и достойно порицания, но не требует уголовного наказания.


После того, как в ИНТЕРНЕТЕ было опубликовано постановление следователя о привлечении Надежды Толоконниковой в качестве обвиняемой, каждый получил возможность узнать, какие действия женщин следствие считает преступными и почему оно считает эти действия преступлением.
В условиях возникшей  общенациональной дискуссии мы, профессиональные юристы, считаем своим долгом высказать мнение по принципиальным вопросам, встающим в связи с привлечением Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич к уголовной ответственности.
Выражение нами своего мнения не может расцениваться как желание повлиять на суд. В соответствии с частью 1 статьи 120 Конституции России судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Суд принимает решение независимо от общественного мнения и публичных дискуссий. 
В то же время мы обязаны довести до сведения общественности наше убеждение в том, что действия Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич не являются преступлением – ни «хулиганством», ни каким-либо другим. Привлечение этих женщин к уголовной ответственности противоречит российскому законодательству и является явной юридической ошибкой.
Согласно общепризнанному правовому принципу никто не может быть привлечен к ответственности за действие, не описанное в законе в качестве правонарушения. В Российской Федерации серьезные правонарушения, являющиеся преступлениями, описаны в Уголовном кодексе, а менее серьезные, являющиеся административными проступками – в Кодексе об административных правонарушениях. 
Ответственность за уголовно наказуемое «хулиганство» предусмотрена статьей 213 Уголовного кодекса. Виновный в «хулиганстве», посягает на общественную безопасность и общественный порядок. Это следует из определения «хулиганства» как «грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу» и подтверждается тем, что статья «хулиганство» находится в главе «Преступления против общественной безопасности» раздела «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» Уголовного кодекса.
Уголовный кодекс не содержит такого преступления как «оскорбление чувств верующих». Однако в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации в части 2 статьи 5-26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» предусмотрена административная ответственность за «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики».
Уголовный кодекс и Кодекс  об административных правонарушениях ясно указывают, что «хулиганство» и «оскорбление чувств верующих» имеют разные объекты посягательства: для хулиганства – это общественная безопасность и общественный порядок; для «оскорбления чувств верующих» – это личность гражданина, его  конституционное право на свободу совести.
Хулиганские действия – это поведение,   недопустимое в любом общественном месте: на улице, в парке, в театре, это ущемление прав всех людей, выражение неуважения ко всем без исключения, независимо от их взглядов, убеждений, привязанностей.
«Оскорбление чувств верующих» ущемляет права не всех, а только отдельной группы людей, тех, кто исповедует определенную религию. Посягая на чувства верующих, виновный ведет себя  недопустимым образом в отношении этой и только этой группы граждан.
Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич обвиняются в том, что они нарушили правила поведения в православном храме и именно этим проявили  «явное неуважение к верующим посетителям и служителям храма», «глубоко оскорбили и унизили чувства и религиозные ориентиры верующих православных граждан», «противопоставили себя православному миру», «демонстративно и показательно попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы». В опубликованном обвинении участниц группы PussyRiotнет ни слова о действиях, нарушающих общественный порядок и посягающих на общественную безопасность.
Следствие обвиняет их не в посягательстве на общегосударственный порядок и общественную безопасность, а в нарушении правил и традиций православной церкви. Их поведение не противоречит  общегосударственному порядку, не подрывает общественную безопасность: действие тех предписаний и запретов, которые они нарушили, распространяется только на территорию православного храма. Если бы они совершили то же самое вне церкви, их невозможно было бы в чем-либо обвинить:  следствие не указывает на нарушение ими  каких-либо иных правил, кроме церковных.   
Признание их действий «хулиганством» приравнивает правила православной церкви к общегосударственному порядку, означает, что православная церковь – неотъемлемая часть государства. Предъявление обвинения Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич в «хулиганстве» не просто нарушает Уголовный кодекс, оно противоречит светскому характеру нашего государства, закрепленному статьей 14 Конституции России.
Нарушение правил, принятых внутри  религиозной организации, оскорбляет чувства верующих. Однако в Уголовном кодексе нет статьи об ответственности за «оскорбление религиозных чувств граждан». Такую  ответственность, как уже было сказано, предусматривает часть вторая статьи 5-26 Кодекса об административных правонарушениях. Возможно, законодатель считает, что эта материя слишком тонка, чтобы регулировать ее уголовным правом.  Во всяком случае, единодушное неприятие  обществом происшедшего в Храме Христа Спасителя уже само по себе защитило религиозные чувства православных верующих.
Обвинение Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич в «хулиганстве» на том основании, что они нарушили церковные традиции, правила и установления означает отказ от принципа отделения религиозных объединений от государства, который является одной из основ конституционного строя России. Явное пренебрежение Конституцией при рассмотрении конкретного уголовного дела ведет к разрушению России как правового государства – это надо ясно представлять себе всем нашим согражданам. 
Буробин В.Н. – адвокат
Старовойтов С.В. – адвокат
Узденский В.Е. – адвокат
Калитвин В.В. – адвокат
Падва Г.П. – адвокат
Сергеев В.Н – адвокат
Сергеева Э.Э. – адвокат
Шмидт Ю.М. – адвокат
Асташенков О.В. – адвокат
Симачев Д.Т. – адвокат
Абушахмин Б.Ф. – адвокат
Абушахмина А.Е. – адвокат
Алитовская В.С. – адвокат
Гофштейн А.М. – адвокат
Иванова А.В. – адвокат
Рахмилович А.В. – адвокат
Оников Т.Л. – адвокат
Бытенский В.О. – адвокат
Ямпольский Д.В. – адвокат
Егоров А.В. - адвокат
Бардуков Е.А. – юрист
Маев А.Г. – юрист
Ножкина Т. А. – адвокат
Черноусова И.В. – адвокат
Миронюк О.Ю. – юрист
Потеряйко Л. А. – юрист
Бозкурт Е.В. – адвокат
Сафронова Е.А. – адвокат
Дергачев Д.А. – адвокат
Геворкян М.В. – адвокат
Морозов Е.Ю. – юрист
Данилов Р.Ф. – юрист
Тарасов С.В. – адвокат
Черненилов Н.В. – адвокат
Шанцер Д.О. – юрист 
P.S. Список открыт. Свою подпись вы, представившсиь, можете поставить в комментариях