четверг, 23 февраля 2012 г.

(6) Возвращение 37-го года или детективная история про уничтожение семьи Ж.В.Цареградской

Первый обыск и сговор о лжесвидетельстве

А дальше после нападения 02.10.2010 года приехала милиция и стала брать объяснения и проводить осмотр места происшествия. Пересвета рвало и колбасило – результат аффекта, все-таки его хотели зарезать не на шутку, а он отстреливался и кого-то ранил. Около полуночи приехал Денисов и прокурор-криминалист Титов из Калуги. Денисов забрал моего мужа и сына в 00.30 минут 03.10.2010 года, в доме оставили дежурить сотрудников полиции. А в 1.00 начался обыск без санкций, инструкций, согласия домовладельца и всех остальных излишних формальностей. В доме спали дети – это никого не смущало. Во время обыска было изъято все игрушечное пластиковое оружие, которое было у мальчишек. Впоследствии это оружие всерьёз сдали на экспертизу, и экспертиза всерьёз установила, что игрушки оружием не являются. Ничего другого при обыске ночью не нашли.

Около 5 утра меня привезли в здание следственного комитета Малоярославца и там – приятный сюрприз – я увидела собственными глазами и услышала собственными ушами, как следователь Денисов проводил собрание с нападавшими «утрясая показания». Три женщины давали групповые показания в кабинете Денисова. Было решено разделить выстрелы на отца и сына, вложить в руки моего мужа пистолет и приписать ему все ранения. Четверо мужчин договаривались о даче ложных показаний в коридоре (это были Гусенко, Путилов, Казаков Антон, Медведев Сергей). На час раньше меня там был адвокат моего сына, который впоследствии рассказывал мне, что видел собрание по утрясанию ложных показаний прямо в коридоре «всем колхозом». Для Денисова было важно взять моего мужа под стражу. Оснований не было, только ложные показания могли помочь это сделать. Моё присутствие никого не смутило, только прикрыли дверь, чтобы не так откровенно проводить группой допрос.

Второй обыск и выбивание второго пистолета

А потом второй обыск. Сюда приехали господа «Э». Они изымали оргтехнику и выбивали из меня второй пистолет, искали бункер с оружием (осмотрели погреб, но бункера не нашли, расстроились). Меня закрыли в маленьком домике прокурор-криминалист Титов и Юрий Богданов (сотрудник центра «Э») и требовали от мня второй пистолет, запугивали и измывались. Не могу отказать себе в удовольствии описать, что они мне говорили – это защитники от бандитизма и терроризма, цвет нашей полиции. В общем, держитесь мирные граждане!

А говорили они, что мы развели тут секту, что нас надо уничтожить, что мой муж и сын будут сидеть по 15 лет и их убьют на зоне, что мы воспитали из сына Пересвета наемного убийцу, что меня и мою дочь Златосвету (8 лет) они сожгут в доме, а моего сына Даримира (12 лет) отправят в детдом, чтобы уничтожить в нем память про родителей «сектантов». Они также утверждали, что все события 02.10.2010 года проходят под контролем сотрудников правоохранительных органов (имея в виду Центр противодействия экстремизму, прокуратуру и следственный комитет и других «подельников» и заказчиков), что это происшествие запланировано и, наконец-то, организован повод посадить моего мужа «сектанта», чтобы впоследствии убить его на зоне. В общем, их нельзя обвинить в том, что они были не откровенны.

Далее они утверждали, что любую экспертизу можно сфальсифицировать (в частности, баллистическую) и все можно устроить так, как надо следствию, поэтому если даже они не найдут второй пистолет, то все равно найдётся повод для обвинения моего мужа и сына. В итоге все запугивания свелись к требованию, чтобы я выдала им второй пистолет. Завершающей угрозой было заявление, что они имеют право взламывать полы, разбивать стены и, в конце концов, сносить строения, чтобы найти второй пистолет.

В какой-то момент мне стало совсем плохо и меня выпустили из дома. За мной проследовал сотрудник Титов и стал давать мне «рекомендации», чтобы я не размещала на сайте нашей организации никакой информации о действиях сотрудников прокуратуры, отдела по борьбе с экстремизмом и т.д. Он сказал мне, что делать добрые дела и помогать людям, имея в виду мою деятельность, направленную на помощь матерям, – занятие наказуемое, а кроме того я должна понимать, что это дело «заказное», что это заказ Министерства (и в общем он говорил правду!) и я только наврежу себе и своим близким (куда уж больше!) если буду давать на сайте информацию о событиях, происходящих с моей семьёй. Я до сих пор не могу понять, что в представлении Титова я должна была сделать, осознав, что это дело заказное? Упасть в реверансе или сказать, ведите меня на эшафот? Нельзя не согласиться, что ребята действовали очень «аккуратно» и «профессионально». В общем, коновалы!

Богданов Юрий не успокоился и продолжал требовать у меня второй пистолет. Конечно, Мовляйко сообщила про два пистолета, кроме того, они уже договорились, как посадить моего мужа, поэтому им был очень нужен второй пистолет.

В итоге под давлением этих двух сотрудников я "нашла второй пистолет" в месте, которое никак не относилось к месту происшествия, да ещё и оказалось, что он без обоймы. (Этот пистолет просто подкинул сотрудник, вынув его из своего портфеля). Отсутствие обоймы никого не смутило. Впоследствии, намного позже я нашла обойму от этого пистолета в сейфе в Москве. Оказалось, что она там находилась уже давно (с начала сентября), и мой муж оставил ее в Москве преднамеренно. Обойму я сдала следствию в феврале 2011 года, но это не повлияло на квалификацию обвинения и освобождение из-под стражи заведомо невиновного человека – ничего не попишешь, заказа Москвы!

Комментариев нет:

Отправить комментарий