воскресенье, 22 апреля 2012 г.

Есть ли правосудие в Малоярославце?

Перед вами продолжение истории травли семьи Цареградских со стороны следственных органов и судебной системы, которая по сути является продолжением следственной системы. Нет никаких сомнений в том, что эта система носит карательный характер и не является правоохранительной. Она служит для того, чтобы убирать неугодных и получать прибыль на взятках. Примеров этому очень много по всей России. История травли нашей семьи лишь один из них.

17 апреля 2012 года состоялось последнее судебное заседание, на котором прозвучало последнее слово моего невиновного мужа А.В. Цареградского и лже-приговор судьи Локтевой Е.В. Это именно лже-приговор, потому что в ходе судебного следствия была грубо нарушена европейская конвенция о неприкосновенности жилища и положения Конституции РФ. В этом приговоре судья Локтева Е.В. определяет моему мужу 5 лет и 3 месяца колонии строгого режима и полную выплату компенсации морального ущерба, в пользу напавших на нас Казакова и Калинина в сумме около 1 миллиона рублей. Давайте посмотрим, каким образом судья Локтева Е.В. исхитрилась вынести незаконный приговор заведомо невиновному человеку.

Начинается приговор со стандартного пункта о том, что установил суд. В этом пункте почему-то отсутствует первый и самый главный факт, который был установлен в ходе судебного следствия: 2 октября 2010 года на нашу семью и наш дом в деревне Николаевка Малоярославецкого района Калужской области произошло нападение организованной группы лив в количестве 10 человек. Организатором группы нападавших была Мовляйко В.В. Преступление заранее планировалось и осуществлялось при участии следователя СО по Малоярославецкому району Калужской обл. Денисова Д.В. и сотрудников милиции. Это было установлено и подтверждено документально. Никто из приехавших лиц не был зарегистрирован и не проживал на территории участка, куда было совершено вторжение. Все документы вошли в материалы дела.

Второй факт, который тоже был установлен в ходе судебного следствия, но почему-то не нашел отражения в приговоре, заключается в том, что никаких вещей, принадлежавших этой группе в наших строениях не имелось. Было доказано, что нападавшие самовольно проникли в наш дом и украли ключи, с помощью которых вскрыли строения против воли хозяев. К материалам дела была приобщена аудиозапись, на которой зафиксирован разговор о том, что было совершено вторжение в наш дом и ключи были украдены.

Далее судья Локтева Е.В. пишет в приговоре, что считает вину А.В. Цареградского доказанной в ходе исследования судом доказательств. Это утверждение судья делает вопреки тому факту, что нападение было совершено на нас в нашем доме и в суде это было доказано. Судья намеренно в ходе судебного следствия перепутала пострадавших с преступниками. Затем приводятся показания свидетелей обвинения и материалы очных ставок этих свидетелей со мной. Судья почему-то пишет, что в ходе очной ставки свидетели подтвердили свои показания, но не слова не говорит о том, что свои показания подтвердила также и я. Самым забавным является тот факт, что в показаниях свидетелей Шевцовой Н.Д., Каазкова А.В., Мовляйко В.В., Казаковой А.А., Лобынцевой С.Е. и Гусенко С.Н. так и осталось утверждение, что между мной и моей дочерью Серафимой произошел конфликт, что я тащила ее в дом, а она сопротивлялась и кричала. В суде были изучены неопровержимые доказательства (показания Серафимы, видеозапись события, аудиозапись события, которую делала Серафима) того, что между нами конфликта не было, что Серафима не кричала и никого не звала на помощь. Из этого следует логичный вывод о том, что для Калинина и Казакова сигналом для нападения на меня было мое появление на крыльце дома. Но этот доказанный в суде факт почему-то не нашел отражения в приговоре.

Самым нелепым является приведение судьей Локтевой Е.В. показаний самой Серафимы, которые просто переписаны из обвинительного заключения практически без изменений, где указано, что я вышла и попыталась затащить ее в дом, а она стала сопротивляться, кричать и звать на помощь. Далее говорится, будто Серафима сказала, что мой муж подбежал к Калинину, выстрелил в его голову около 3 раз и у Калинина хлынула кровь. После приведенных показаний имеется фраза: «Указанные показания Жарикова С.С. подтвердила и в суде», Преступная нелепость заключается в том, что в суде Серафима заявила, что конфликта между нами не было, она не кричала и никого не звала на помощь. Почему к нам подбежали Казаков и Калинин она не знает. Кроме того, Серафима в суде не подтвердила, что мой муж, а ее отчим, стрелял вообще. Серафима ничего не говорила также и про хлынувшую у Калинина кровь. Откуда это взялось в тексте приговора, если в суде Серафима давала иные показания? Фальсификация с целью осуждения невиновного? Преступное злонамеренное действие судьи?

В приведенных в приговоре показаниях Путилова А.Ю. говорится, что Путилов видел на месте происшествия 2 пистолета. В действительности Путилов таких показаний в суде не давал. Кроме того, в приговоре говорится, что якобы Путилов сказал, что видел в руке у моего мужа пистолет и слышал звуки выстрелов со стороны крыльца. В действительности в суде Путилов не подтвердил, что видел или слышал, чтобы мой муж стрелял. Откуда это утверждение взялось в тексте приговора? Опять фальсификация?

Показания свидетеля Юсифовой приводятся так, как они звучат в обвинительном заключении. Кроме того, в приговоре добавлены слова, что якобы Юсифова вспомнила, что у нее в рюкзаке лежит видеокамера, достала ее и стала вести съемку. Это в то время, когда в суде было установлено из показаний самой Юсифовой, что она преднамеренно брала видеокамеру у Склярской, чтобы вести съемку. Она собиралась это делать изначально и осуществила заранее спланированное действие. Что это – халатность или злонамеренное деяние судьи?

Далее в приговоре приводится просьба Шевцовой Н.Д. осудить моего мужа. Это та самая Шевцова, которая грабила наш дом, пытаясь вынести, вырвав из рук моего мужа сначала нашу швейную машинку, а потом компьютер моего сына. Какой же здравый человек будет серьезно относиться к просьбе грабителя посадить хозяина имущества, которого он грабил? Шевцова говорит, что мой выкручивал ей руки и пытался оторвать ноготь от пальца. Далее приводится заключение судебно-медицинской экспертизы, которая констатирует отрыв ногтевой пластинки от ложа третьего пальца левой кисти. В суде было установлено, что Шевцова никогда не делала маникюр, у нее короткие ногти, что отличного видно на видеозаписи. Из показаний самой Шевцовой и моего мужа известно, что она пыталась вырвать у него из рук швейную машинку, которую хотела украсть. Тянула она ее со стороны, где расположена игла. Совершенно невозможно предположить, чтобы взрослый мужчина в экстремальной ситуации будет брать женщину за руку с целью отрывания ногтя. Он скорее толкнет ее или ударит. Отрывание ногтевой пластины практически невозможно реализовать, если ногти короткие. Однако, судья принимает это фантастическое утверждение как объективное. Если судья не страдает умственной отсталостью, тогда что это? Преднамеренное злостное действие?

Далее идут рассуждения о травмах, нанесенных Калинину П.А. и Казакову А.В. Судья на каких-то непонятных основаниях утверждает, что травмы этим двум нападавшим нанес мой муж, несмотря на то, что в суде было доказано, что мой муж не стрелял, а стрелял мой сын Пересвет. Пересвет подтвердил в суде, что он стрелял и в Казакова и в Калинина и ранил их. Если имеются 3 ранения, а стрелявших двое, то суду следовало бы выяснить, кто именно из стрелявших нанес то или иное ранение. Однако, суд не утруждает себя такими глупостями, поскольку приговор у судьи имелся уже с самого начала судебного следствия и он был назначен не судьей, а неким заказчиком. Перед действием заказа нет спасения – никакие объективные доказательства, достижения криминалистики, экспертизы и здравый смысл не помогают. Когда вы находитесь в суде, где судья лжет с трибуны, извращает факты и совершает подлоги прямо у вас на глазах, вы сталкиваетесь с физическим ощущением бессилия перед безумием, когда единственным средством прекратить безумие может быть только физическое устранение сумасшедшего. Теперь я хорошо понимаю чувства толпы, которая в средние века раздирала неправедных судей на клочки. Раньше я думала об этом как о варварстве и дикости, а теперь понимаю, что мощное возмущение, вызванное несправедливостью, может подвигнуть толпу на любую дикость. Итак, перечислим основные объективные доказательства, невиновности моего мужа, которые были получены и исследованы в ходе судебного следствия:

1.     Протокол осмотра места происшествия, где зафиксировано, что изъяты 6 гильз и все от пистолета Пересвета, 4 пули от этих патронов, грабли которыми Казаков тыкал в лицо Пересвету, пистолет из которого стрелял Пересвет и два магазина к данному пистолету. На месте происшествия не найдено ни одной гильзы от пистолета марки «Still», ни одной пули от патронов к данному пистолету, поскольку несмотря на одинаковый диаметр калибров пуль, учитывая, что патроны разных производителей, соответственно и цвет и химический состав пуль был бы разный, а изъятые пули одинаковые. Этим же осмотром зафиксирован нож, который по мнению защиты и показаниям свидетелей защиты был в момент нападения у Калинина, однако впоследствии в ходе следствия он пропал.
2.     Протокол обыска от 03.10.2010 года подтверждает, что А.В. Цареградский не стрелял поскольку в ходе обыска обнаружены и изъяты 20 патронов калибра 10х22 для пистолета «Still», то есть покупная коробка с патронами была полной, тогда какими патронами стрелял Цареградский А.В. не установлено. Другие изъятые патроны для производства выстрелов из пистолета марки «Still» не пригодны.
3.      Протокол обыска от 03.10.2010 года (т.2 л.д.232-235), подтверждает, что Цареградский А.В. не стрелял поскольку им изъят пистолет марки «Still» без обоймы, а стрелять из пистолета без обоймы невозможно.
4.      Протокол выемки, которым у Ж.В. Цареградской изъят магазин от пистолета «Still», который она впоследствии обнаружила в сейфе по месту жительства в г.Москве, что подтверждает отсутствие данного магазина в пистолете 02.10.2010 года. Справка из охотничьего магазина г. Москвы, где приобретался пистолет марки «Still», подтверждает, что эти пистолеты продавались в комплекте с одной обоймой и отдельно обоймы к пистолетам этой модели в продажу не поступали.
5.     Протокол выемки у Юсифовой Д.А. диска с видеозаписью событий 02.10.2010 года (т.3 л.д.27-28), который подтверждает, что запись сделана стороной обвинения. Зафиксированные на ней события полностью подтверждают показания Цареградского А.В., Цареградского П.А., Цареградской Ж.В., но не соответствуют показаниям стороны обвинения. В частности видеозапись подтверждает следующее:
·        приехавшая группа выносила имущество из наших строений;
·        между мной и моей дочерью Серафимой не было конфликта, я ее никуда не тащила, она не кричала и никого не звала на помощь;
·         Казаков и Калинин подбежали к нам внезапно, на видеозаписи слышны мои крики в ответ на их нападение;
·        Пересвет предупреждал нападавших о возможной стрельбе, он начал стрелять в ответ на нападение Калинина, который выбросил вперед правую руку с каким-то предметом (на записи кадр размыт и предмета не видно);
·         на видеозаписи слышны 17 хлопков-выстрелов (что соответствует объему обоймы пистолета Пересвета), все звуки последовательны, наложений звука нет;
·        между кадром-мультяшкой, где появляется рука моего мужа с пистолетом, и кадром, когда он уже лежит на газоне проходит 1,5 секунды, в этот момент выстрелы уже не звучат;
·        Калинин лежит головой к калитке, т.е. его голова находится в самой удаленной точке от моего мужа, и из видеозаписи видно, что мой муж до него не дошел.
6.     Протоколы выемки одежды пострадавших, заключения экспертов о расположении ранений говорят о том, что в момент ранения стрелок находился по отношению к ним спереди, спереди справа или спереди слева. Именно в таком положении находился относительно них Пересвет. Мой муж шел с противоположной стороны, кроме того он стреляет левой рукой, поэтому если бы ранения наносил он, то их расположение было бы другим. Кроме того совершенно невероятным является заключение о нанесении ранений Калинину. Возможно ли, чтобы два стрелка, находящиеся в разных позициях относительно раненного, попали ему в одно и то же место и нанесли одно и то же ранение? Экспертиза одежды показала, что ранения не были нанесены с близкого расстояния, поскольку на одежде не было опалин и следов пороховых газов, что бывает при выстреле в упор. Этот факт опять-таки свидетельствует, что мой муж выстрелов не производил, тем более «контрольных в голову».
7.     Заключение баллистической экспертизы №114 (т.3 л.д.88-92), доказывает, что изъятые у Цареградского А.В. патроны калибра 10х22 мм. исправны, однако все они целы, а отстрелянных гильз калибра 10х22 мм. в ходе следствия обнаружено так и не было.
8.      Заключение баллистической экспертизы №115 (т.3 л.д.99-102), подтверждает, что пистолет марки «Still» калибра 10х22 мм., а представленные на экспертизу гильзы и шарики являются частями патронов калибра 10х28 мм. Соответственно выстрелов из пистолета марки «Still» при событиях 02.10.2010 года не производилось. Кроме того, как указано в данном заключении, эксперт, дабы удостовериться в исправности пистолета марки «Still» произвел из него контрольный выстрел, чем были умышленно уничтожены доказательства того, что Цареградский А.В. после последней чистки данного пистолета выстрелов не производил.
9.     Фоноскопическое исследование, приобщенное к материалам дела, доказало, что на видеозаписи все 17 выстрелов идентичны и производились из одного пистолета.

Таким образом, если основываться только лишь на объективных доказательствах, можно сделать вывод о том, что мой муж является только лишь свидетелем события и к нему не причастен. Так и было бы, если бы у стороны обвинения не было задачи посадить моего мужа. А эта задача решалась при участии следствия, прокуратуры и суда Малдоярославца.

Далее в приговоре следует заключение о том, что у суда нет оснований не доверять свидетелям обвинения и потерпевшим, поскольку они логичны, последовательны, дополняют друг друга, подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, протоколами обыска, видеозаписью и заключениями экспертиз. Это фантастический вывод назвать иначе, как ложью нельзя. Судья преднамеренно извращает объективные доказательства, чтобы вынести обвинительный приговор заведомо невиновному человеку. Именно так с  помощью лжи и подлога, преднамеренно извращая факты, судьи Малоярославца подбивают дела под обвинительные приговоры невиновным людям. Самое страшное заключается в том, что они об этом знают! Поэтому их действия вполне могут квалифицироваться как умышленные преступные деяния.

А потом судья Локтева Е.В. заявляет о том, что показания свидетелей защиты она просто отвергает и признает недостоверными. Недостоверные показания защиты полностью опровергаются показаниями обвинения, которые просто признаны судом как достоверные. О каких объективных доказательствах может идти речь, если суд произвольно трактует события и просто игнорирует факты

Далее судья заявляет о недостоверности показаний моей дочери Бажены, которые ей не понравились, как показания еще одного очевидца. Поэтому она называет их недостоверными и непоследовательными. Затем судья признает мои показания как недостоверные, поскольку мировой суд оправдал Путилова и Казакова (есть основания считать, что этот приговор был вынесен по сговору со следствием, а возможно и за взятку). Правда, наличие у меня побоев достоверно установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, но Казаков и Путилов оправданы. Не совсем понятно, кто же мог меня побить, если именно Казаков стоял вплотную ко мне, а Путилов ко мне стремительно "летел"? Этот вопрос так и не нашел ответа.

Далее судья основываясь уже не на доказательствах на собственных измышлениях, поскольку ей больше не на чем было основываться, опровергает тот факт, что пистолет Стилл, который приписывают моему мужу был без обоймы. Это достоверно установлено протоколом обыска и показаниями свидетелей. Далее судья позволяет себе фантазировать на тему о моем свободном доступе к оружейному сейфу. Это именно фантазия, поскольку данный факт в суде вообще не устанавливался. А свободного доступа к оружейному сейфу у меня не было, что является нормальным, и именно поэтому я долго не могла найти ключ от него. Потом судья легко и просто заявляет, что справка из оружейного магазина, где указано, что в комплекте к пистолету Стилл продавалась только одна обойма, а отдельно эти обоймы не продавались, ни о чем не говорит.

Далее судья позволяет себе проигнорировать данные протокола осмотра места происшествия и заявить, что отсутствие стрелянных гильз от пистолета марки Стилл не говорит о том, что из него выстрелы не производились. По мнению судьи о том, что выстрелы не производились, не свидетельствует также и тот факт, что при обыске была изъята не распакованная упаковка патронов к пистолету марки Стилл, сам пистолет Стилл без обоймы, а также другие экспертизы и видеозапись события. На этом основании судья признает показания свидетелей защиты недостоверными. Не спасет положение также и то, что мой муж левша и стреляет только левой рукой, а это означает, как мы уже выяснили, что если бы он кому-то нанес ранения, то они располагались бы совсем по-другому.

Далее судья просто отрицает возможность дорисовки предмета похожего на пистолет на видеозаписи. Откуда она может это утверждать? Никакое экспертной оценки в этом отношении видеозапись не получила. В ходе следствия по данной видеозаписи была назначена комплексная судебная экспертиза, согласованы вопросы эксперту, экспертиза направлена была в экспертное учреждение, однако, спустя более двух месяцев постановление было отозвано без какой-либо мотивировки. Это означает только то, что она доказывала невиновность моего мужа и именно поэтому была отозвана. Именно поэтому судья не имела никаких оснований отрицать возможность на этой видеозаписи мультипликации.

Затем судья признает достоверной экспертизу, сделанную Казаковым, и недостоверной фоноскопическую экспертизу, сделанную стороной защиты, доказывающей, что все выстрелы на видеозаписи идентичны и производились из одного пистолета. На этом судья не успокоилась и признала также недостоверными сразу три исследования на достоверность показаний с помощь полиграфа. Этими показаниями явились мои показания, показания моего мужа и моего сына Пересвета.

Таким образом, все доказательства, которые приводит сторона защиты – это не доказательства и ничего суду не доказывают. А вот все, что говорит обвинение, это доказательства, даже если это откровенная ложь и глупость. Откуда такая избирательность у суда? Подобный приговор является свидетельством не просто недобросовестности суда, он свидетельствует об умышленном характере действий судьи, преднамеренном нарушении как российских законов так и международных правовых актов. Можно ли после всего случившегося называть суд судом? Можно ли после этого предполагать, что суд отстаивает интересы граждан?

В нашем случае суд умышленно выгораживал преступников, поскольку в ходе судебного следствия было доказано, что нападавшие на нас лица совершили грабеж, но всеми силами стремился состряпать обвинение в отношении заведомо невиновного человека. Если суд выгораживает преступников и прилагает усилия, чтобы представить невиновного виноватым, то чему же он на самом деле служит? А чем тогда на самом деле является правоохранительная система? Получается, что в Калужской области под вывеской «правоохранительная система» скрывается система карательная? Или может быть там под маской полиции и следственного комитета действует организованная преступная группировка, решающая исключительно коммерческие задачи? Эти вопросы пока остались без официального ответа.

И еще два слова о «наказании». В нашем случае 5 лет колонии строгого режима для моего мужа означают, что честных людей в нашей стране изолирую от общества и подвергают пыткам только потому что они лучше, чем преступники. Компенсацию морального вреда назначили нападавшим на нас преступникам только на том основании, что они действовали в сговоре с сотрудниками полиции и следственного комитета. Целью их сговора было уничтожение нашей семьи. Поскольку они пострадали при выполнении задания следственных органов, им определили компенсацию только не из кармана заказчика этого гнустного дела, а из кармана пострадавших, т.е. из нашего кармана. Кого же в таком случае в Калужской  области защищает и оберегает правоохранительная система?

Ниже я публикую текст приговора, чтобы каждый мог убедиться в незаконности и необоснованности принятого судьей Локтевой Е.В. решения Для лучшего понимания его содержания очень рекомендую обращзаться к прениям моего мужа и его адвоката.

Комментариев нет:

Отправить комментарий