пятница, 13 апреля 2012 г.

Судебное заседание 11 апреля. Прения

11 апреля 2012 года прошло очередное судебное заседание с председательствующей судьей Локтевой Е.В. Приступили к прениям. Гособвинитель прокурор Албаков произнес "доказательную" речь, которая длилась не более 5 минут и содержала в себе следующую информацию: "Вина доказана. Прошу назначить наказание по совокупности преступлений - 9 лет колонии строгого режима". Потом выступил Казаков А.А., как сказал адвокат "ни о чем". Будучи не знаком с материалами дела Казаков в своей речи опирался на показания свидетелей обвинения и пытался опорочить эксперта фоноскописта, который доказал, что выстрелы производились из одного пистолета. Все объективные доказательства были им проигнорированы. Он даже не смог соотнести свои собственные показания с видеозаписью.

Ранее мы не говорили о еще одной пострадавшей - Шевцовой Нигине, которая фигурирует в этом деле. Она обвиняла моего мужа в том, что он якобы оторвал ей пластинку ногтя. В этой связи в деле присутствует обвинение по ст. 116 ч. 1. В суде была доказана незаконность возбуждения дела по побоям в отношении Шевцовой в рамках этого уголовного дела, поскольку ст. 116 это дело частного обвинения и должно рассматриваться в мировом суде. Кроме того, в суде было доказано, что мой муж не прикасался к Шевцовой и оторвать ей ноготь, как она утверждала, никак не мог просто потому что у нее нет длинных ногтей и это видно на видеозаписи. Ноготь она повредила себе сама, когда желала похитить нашу швейную машинку и тащила ее на себя, а мой муж машинку удерживал, не давая Шевцовой совершить хищение.  В ее обвинительной речи прозвучало, что она просит дать моему мужу 9 лет колонии, потому что боится за свою жизнь, если он будет на свободе.

Из выступлений стороны обвинения я поняла одно - главное твердо и убежденно врать и говорить, что белое это черное не смотря ни на что. Происходящее в суде выглядело примерно так: обвинение показывало пальцем на нападающего на меня Казакова и говорило "смотрите, он не нападет, он стоит в притирку и держит руки в карманах". Теперь я точно знаю, что в профессии прокурора главное выучить слова: "Обвинение поддерживаю. Прошу назначить наказание". А дальше надо просто смотреть в прайс-лист и сообщать сроки и формы оплаченного наказания, чтобы точно соответствовать заказу.

Далее выступил сам обвиняемый, т.е. мой муж А.В. Цареградский. Он начал свое выступление с абсурдности этого суда как такового. Согласно международным нормам, Конституции РФ, УК РФ и УПК РФ человек имеет право на защиту своей жизни и своего имущества. Во время нападения 2 октября 2010 года мы находились на своей территории. К нам приехала организованная группа в составе 10 человек и напала на нас с целью грабежа и, возможно, убийства хозяев. Мы оказали сопротивление на законных основаниях, ничего противоправного в наших действиях не было. В суде было доказано в том числе и стороной обвинения, что они напали, что забирали наше имущество, что самовольно взяли ключи от строений и стали забирать наши вещи несмотря на наши протесты. Поэтому пострадавшими в этой ситуации являемся мы, и наши действия должны были классифицироваться как необходимая самооборона. С этой точки зрения возбуждение уголовного дела в данном случае являлось незаконным, равно как и заключение под стражу. Далее мой муж приводил полученные в суде доказательства следующих фактов: напали на нас и на нашей территории, выносили имущество, которое точно не принадлежало нападавшим, напали на на меня Ж.В.Цареградскую без видимых причин (кроме грабежа других причин не было), вошли в сговор с полицией и сотрудниками следственного отдела Малоярославца (это было подтверждено в суде) и во время нападения действовали под их прикрытием, давали заведомо ложные показания, выстрелов мой муж не производил, от пострадавшего Калинина находился далеко, т.е. вообще к нему не приблизился и ранить его не мог.

После моего мужа выступила общественный защитник Фадеева Н.С., которая тоже привела доказательства невиновности моего мужа из материалов судебного следствия. Затем выступил адвокат Захаров Е.Е., который опроверг ложное обвинительное заключение, в котором в действительности не было ни одного доказательства какой бы то ни было вины моего мужа. Речь каждого выступавшего длилась примерно по часу. Дольше всех выступал Адвокат Захаров и его выступление было чрезвычайно аргументированным (мы изыскиваем возможности представить эту речь на нашей странице, что весьма затруднительно из-за ее большого объема).

Эти выступления еще раз показали всю незаконность этой ситуации и обнаружили ее заказной характер. Очевидно, что в данном уголовном деле все международные законы, а также Конституция РФ и Уголовный Кодекс, который должна чтить прокуратура и суд, были отправлены коту под хвост. Таким образом судом и прокуратурой Малоярославца было проявлено неуважение к международным и российским законам и существующей власти - а это экстремизм. В данной ситуации, когда нападали на тебя и тебя ограбили вообще непонятно как можно было перепутать преступников и пострадавших. Точно также не понятны мотивы назначения стражи, что ничем невозможно объяснить кроме как заказом.

И еще одно маленькое сообщение. Казаков и Калинин запросили с нас компенсацию физического и морального вреда. Это должно быть за то, что они не смогли второго октября вынести абсолютно все наше имущество. Теперь мы должны им компенсировать то, что они не дограбили из-за нашего сопротивления.

В заключение хочется привести ситуацию аналогичную нашей, которая произошла в Тульской области. На предпринимателя в его доме с целью грабежа напали 4 мужчин. Хозяин, защищая жену, тещу и детей,  убил ножом троих их них. Власти Тульской области привлекают его к участию в уголовном деле против грабителей как потерпевшего и свидетеля. А на нас в Калужской области напала организованная группа из 10 человек, совершила грабеж и разбойное нападение. Власти Калужской области виноватыми сделали нас, позволяя преступникам до настоящего момента нас грабить, да еще и требовать от нас компенсации морального и физического вреда. Чем же отличается Калужская область от Тульской? Почему же там решили соблюдать законы, а здесь - нет? Все объясняется просто: в Калужской области есть собственный Уголовный Кодекс с комментариями, особое отношение к преступникам, а еще листы заказов с прилагающимся прейскурантом. Здесь преступники являются особо охраняемой категорией, практически частью правоохранительной системы, с которой тесно сотрудничают и работают в тесной спайке. Вот мы и выяснили причины такого перевертыша. Благодаря особому Уголовному Кодексу Калужской области, здесь преступникам везде открыта дорога, поэтому они имеют полное право добивать пострадавших ногами и отбирать у них все средства к существованию. А если у пострадавших несовершеннолетние дети имеются - это их проблемы, сами нарожали, сами и виноваты, никто не просил!



Комментариев нет:

Отправить комментарий