вторник, 1 мая 2012 г.

Обыск после приговора


17 апреля 2012 года приговор не был единственным событием, вынуждающим идти на баррикады с девизом «Победа или смерть!». Прямо в зал суда явились 2 сотрудника СК по Калужской области и стали меня знакомить с постановлением на проведение обыска в моем доме в деревне Николаевка. Постановление мутное, содержащее заведомо ложную информацию. Я его прочла, но подписывать отказалась. Потом я отказалась ехать вместе с сотрудниками для обыска. Как обычно прозвучали угрозы, что они поедут сами и все взломают без меня, хотя по закону проводить обыск в отсутствие хозяина запрещено. Это допускается только в крайних случаях. Между прочим, в доме остались несовершеннолетние дети, которые ждали моего возвращения, и это обстоятельство тоже осложняло дело.

Пока сотрудники стояли около здания суда, к ним вышла «перетереть» Мовляйко В.В., которая, конечно же, приехала послушать приговор, содержание которого она знала заранее и хотела получить удовольствие, потоптавшись на своих жертвах в очередной раз. Ну и с сотрудниками пообщаться, узнать, как идут дела по уничтожению нашей семьи – агенту тоже интересно знать о результатах своей работы. Сотрудники-следаки с трудом завели машину, которая первоначально отказывалась ехать и не хотела заводиться, и уехали. Я не торопилась, мы получили приговор, подали заявления, решили еще какие-то вопросы в суде, переговорили с адвокатом и поехали в деревню.

Подъезжая к дому, мы увидели толпу человек из десяти. Они скучающе ходили вокруг дома. Детей мы предупредили о визите следаков, поэтому они закрылись и задраили окна. Я и моя соседка, которая выполняет роль общественного защитника моего мужа и с которой мы были в суде, подошли к дому. Толпа оживилась в предвкушении. Мы постучали детям. Под перепалку между мной и сотрудниками дети открыли первую дверь и мы в сопровождении толпы зашли в прихожую. Толпа хотела ворваться в дом, но мы с соседкой буквально закрыли дверь телами и не пускали сотрудников в ботинках в дом, кроме того, мы боялись за детей. Сотрудники отшвыривали нас от двери, поставили нам синяки. Но наученные горьким опытом дети закрыли на замок вторую дверь и ворваться с налета не получилось. Как только сотрудники поняли, что просто так в дом им не войти, сделали попытку договариваться. Я выдвинула требования, а дети из-за двери сказали, что дверь не откроют, пока требования мамы не будут удовлетворены. Вот так мы договорились, что все сотрудники разуются, представятся, я их перепишу, а потом они будут вести себя корректно и аккуратно. Первый демонстративно снял ботинки и сказал, чтобы остальные тоже разувались. Я сказала детям, что дверь можно открывать и толпа, сняв обувь, зашла в дом.

И кто же приехал проводить обыск? Перечислим героев пофамильно: Добарин Алексей Сергеевич СК г. Обнинска, который сказал, что следователь ему не указ и закон тоже и он как хочет, так и будет проводить обыск; Столбчиков Максим Георгиевич сотрудник СК Калужской области, Ананьев Сергей Викторович центр «Э» Калужской области, Ефимов Игорь Алексеевич центр «Э» Калужской области, Семушкин Андрей Александрович центр «Э» Калужской области, Купленов Роман Сергеевич участковый из Малоярославца, Карачева Елена Анатольевна представитель местной администрации, двое понятых девочек-милашек, которые не пожелали представиться. Итак, всего 9 человек, так что впечатление «человек 10» оказалось правильным.

Интересна реакция наших детей, которые при входе дядек спросили нас, кто это такие и что они делают в нашем доме и сами ответили, что это полиция пришла уничтожать нашу семью. После этого последовал вывод, что в полиции работают плохие люди, негодяи и мерзавцы. На что один из сотрудников сказал, так не надо говорить детям. А мы так и не говорим, это вы так делаете, что дети могут делать такие выводы. Моя девятилетняя дочь в ответ сказала: «Полиция не защищает, а уничтожает честных людей!». Ну и что ей сказать в противовес? Вот вы, вот обыск, вот приговор ее невиновному отцу, вот грабители и разбойники, которые берут с нас компенсацию за неудачный разбой – это ли не доказательства правильности ее слов?

Дальше дети вышли из дома, а сотрудники начали проводить обыск. Мне очень нравится, когда среди «следственного действия», потроша ваши шкафчики, сотрудник у вас спрашивает: «А отопление у вас печное? А какой расход дров? Я тут у себя на даче печку делать собрался, может что посоветуете». Меня это умиляет до глубины души: значит, полицай знает, что выполняет карательную функцию, стесняется своих действий и хочет казаться нормальным человеком.

В целом, все сотрудники вели себя прилично, кроме Добарина, который надел на себя маску начальника, пытался командовать в моем доме и не стал разуваться. Нам пришлось высказаться и определить, что он ведет себя как свинья. Он хотел обидеться, но товарищи помогли ему согласиться с правотой наших слов – ведь все остальные разулись! Тогда он вполне престижно для сотрудника СК сказал «не хочу и не буду разуваться, вот!», прямо как ребенок в капризах. Вот из кого состоит наша правоохранительная система! И скажите мне после этого, что материнское искусство никому не надо, дети вырастут сами. Вот такие балбесы сами и вырастают без материнского искусства.

Домик у нас маленький, всей толпе помещаться было трудно. Исхитрялись, прижимались к стенам, в общем кое-как осматривали помещение. Очень старались ставить вещи на место, как было. Сотрудники опять потели и чувствовали себя неловко. «Добыча» оказалась жидкой. И опять я была в удивлении: изъяли «Материалы по развитию речи», которые являются конспектом учебника логопедии. Они что, хотят там найти методику НЛП? Неправда ли, занятно, изъять эмбриологию и конспект по логопедии во время обыска в целях противодействия экстремизму? Выходит дело у нас и эмбриология, и логопедия – экстремизм? Граждане, держитесь, тогда у нас все беременные – экстремистки, потому как носят эмбриологию прямо в своем животе!

Обыск был окончен. Все вышли на улицу. Протокол старались писать подробно, чтобы я не забраковала. Все мои замечания и дополнения в протокол были внесены. И вот я выхожу на улицу и слышу, как сотрудник центра «Э» сплетничает с представителем местной администрации Карачевой и распространяет о моей семье не просто недостоверную, а заведомо ложную информацию. Я, конечно же, наругалась на него и указала, что сведения ложные, тогда он нашелся и ответил, что говорил не про нас. Так что сотрудники правоохранительной системы не просто далеки от науки, они еще и плохо учились в школе, не располагают элементарными знаниями, и не блещут воспитанием и разумностью. Задурить им голову и направить по ложному следу не составляет труда, главное, страшилку пострашнее придумать и они уже готовы – понеслись сплетничать и выдавать  посторонним от следствия людям все «секреты следствия».


Комментариев нет:

Отправить комментарий