понедельник, 16 апреля 2012 г.

1 часть. Прения адвоката Е.Е. Захарова по уголовному делу А.В.Цареградского


Я приступаю к публикации прений адвоката моего мужа Е.Е. Захарова, с которыми он вступил в суде 11 апреля 2012 года. Для облегчения восприятия я публикую их в трех частях: 1 часть по статьям 111 и 112, 2 часть по статье 116, 3 часть дополнительные доводы.


 ПРЕНИЯ
по уголовному делу по обвинению Цареградского А.В.
в совершении преступлений, предусмотренных
ч.1 ст.116, ч.1 ст.112, п. «а» ч.3 ст.111 УК РФ.

       1. По обвинению по ч.1 ст.112 и п. «а» ч.3 ст.111 УК РФ.
В соответствии с п.2 ч.1 ст.73 УПК РФ, в ходе предварительного расследования подлежит доказыванию мотив совершения преступления.
Как указано в обвинении Цареградского А.В., мотивом совершения им преступлений послужило нежелание отдать имущество, членов приехавшей к нему группы лиц. Данное утверждение следствия голословно и не подтверждено какими-либо доказательствами.
Во-первых, в ходе следствия не установлено, за каким личным имуществом, якобы находившимся на территории домовладения Цареградских, приехал каждый из членов данной группы. Во-вторых, не установлено, что данное спорное имущество имелось на момент 02.10.10 года на территории домовладения Цареградских, и что оно не являлось собственностью самих Цареградских. В третьих, в ходе следствия не дана правовая оценка незаконным действиям самих членов группы, приехавшей на территорию домовладения Цареградских, по силовому изъятию спорного имущества из владения Цареградских.
В соответствии с п.5 ч.1 ст.73 УПК РФ, в ходе следствия обязательному выяснению и доказыванию подлежат обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, к которым в силу ст.37 УК РФ, относится и необходимая оборона, что в ходе следствия выполнено не было.

По доказательствам по данным эпизодам:
1.     Стороной обвинения первым доказательством вины Цареградского А.В. в совершении данных преступлений вновь указаны именно его показания от 16.11.2010 года (т.2 л.д.166-181). Однако, в приведенных показаниях Цареградский А.В. указывает, что сам видел как его сын Цареградский Пересвет, защищаясь от нападения со стороны Калинина и защищая свою мать – Цареградскую Ж.В. от противоправных действий Казакова стал производить в них выстрелы из травматического пистолета, в результате чего Калинин и Казаков получили телесные повреждения. Сам Цареградский А.В. ни в Калинина, ни в Казакова не стрелял. Аналогичные показания даны Цареградским А.В. 13.05.2011 года (т.2 л.д.200-205). Показания Цареградского А.В. полностью согласуются с показаниями Цареградского П.А. от  12.10.2010 года (т.2 л.д.85-91) и от 12.05.2011 года (т.2 л.д.95-100), который в свою очередь показал, что телесные повреждения из травматического пистолета Казакову и Калинину причинил именно он.
Показания, данные в ходе следствия Цареградским А.В., последовательны, непротиворечивы и согласуются с иными показаниями свидетелей защиты, заключениями судебных экспертиз, заключениями специалистов, протоколами осмотров места происшествия, протоколами выемок, протоколами осмотров предметов, иными доказательствами по делу. Из показаний Цареградского А.В. каких либо доказательств его вины в причинении телесных повреждений Казакову и Калинину не усматривается, в то время как из них следует, что он был непосредственным свидетелем обстоятельств получения Казаковым и Калининым телесных повреждений, которые им причинил его сын – Цареградский Пересвет, защищавший себя и свою мать от противоправных действий Казакова и Калинина, угрожавшими их жизни и здоровью.
2.     Показания потерпевшего Казакова А.В. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.96-97), противоречат его объяснению, данному им 02.10.10 года (т.1 л.д.58), поскольку в своем объяснении Казаков А.В. указывает, что все выстрелы производил Цареградский Пересвет и что телесные повреждения ему причинил именно он. В своем объяснении Казаков А.В. не указывает ни о каких противоправных действиях Цареградского А.В., не указывает, чтобы у него был пистолет в руках и тем более не указывает, чтобы Цареградский А.В. производил в него выстрелы.
Объяснение Казакова А.В. от 02.10.10 соответствует действительности, поскольку из-за травмы он сразу был доставлен в больницу, где с него и было получено объяснение сотрудником ОВД Малоярославецкого района. Из-за госпитализации Казаков А.В. в этот момент был лишен возможности вступить в сговор с остальными членами его группы, чтобы дать недостоверные показания в отношении действий Цареградского А.В. в ходе событий 02.10.2010 года, и поэтому рассказал, как события происходили на самом деле.
Первоначальные показания Казакова А.В. полностью подтверждаются и первоначальным объяснением свидетеля Гусенко С.Н. от 02.10.2010 года (т.1 л.д.77), который показал: «Кто стрелял, я не видел. Позже из разговоров мне стало известно, что стрелял Пересвет».
Также они подтверждаются первоначальным объяснением свидетеля Путилова А.Ю. от 02.10.2010 года (т.1 л.д.78-79), который показал: «К Пересвету бежал Цареградский А.В. от бытовки к дому, я бежал за ним. Я видел, как стрелял Пересвет. Я схватил Цареградского А.В., прижал его руки и повалил его на землю. Его сын продолжал стрелять. Он стрелял в лежащего на земле Павла Калинина. У Павла шла кровь, и он не двигался. В это же время Пересвет стрелял в Казакова Антона, но Антон закрылся курткой, у него было около двух ранений. Я отпустил Цареградского А.В. успокоить сына, сам стал оттаскивать Калинина Павла за территорию к машинам».
Приведенные в обвинительном заключении показания потерпевшего Казакова А.В. от 09.11.2010 года (т.1 л.д.100-104) не соответствуют показаниям Казакова А.В., содержащимся в материалах уголовного дела. Фактически в показаниях Казакова А.В. от 09.11.2010 года отсутствуют какие-либо сведения о событиях 02.10.2010 года на территории домовладения Цареградских.
Последующая ссылка следователя, что доказательством вины по данному эпизоду являются показания потерпевшего Казакова А.В. от 23.03.2011 года, в которых он дал показания, аналогичные ранее данным им в качестве свидетеля от 03.10.2010 года и в качестве потерпевшего от 09.11.2010 года, является не состоятельной, поскольку, как было указано выше, в показаниях от 09.11.2010 года отсутствуют какие-либо сведения о событиях 02.10.2010 года, а сами показания от 23.03.2011 года не приведены, чем нарушены требования п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ.
Кроме того, к показаниям Казакова А.В. от 23.03.2011 года надлежит относиться критически, поскольку они неправдоподобно подробны, не согласуются с данными им же ранее показаниями и иными материалами дела. Данное мнение защиты сформировано тем, что спустя длительный период времени от событий 02.10.10 года до допроса Казакова А.В. 23.03.11 года он, как все люди, должен был забывать подробности событий и нюансы произошедшего, а он наоборот, чем позже, тем более подробно описывает события, что является неестественным. Ранее Казаков А.В., будучи неоднократно допрошенным, не смог дать настолько подробные показания как 23.03.2011 года, а в своем объяснении, полученном у него 02.10.2010 года непосредственно в день событий, он прямо указывает сотруднику полиции, что телесные повреждения ему причинил именно Пересвет, при этом нет ни единого упоминания хоть об одном выстреле со стороны Цареградского А.В.
3.     Показания потерпевшего Калинина П.А. от 10.11.2010 года (т.1 л.д.107-117), несмотря на то, что они приведены в обвинительном заключении как доказательство вины Цареградского А.В. в причинении телесных повреждений Казакову А.В., фактически таковыми не являются, поскольку как в них указывает сам Калинин П.А., первый же выстрел Пересвета попал в него, после чего он упал и потерял сознание, а очнулся только в больнице. Соответственно, Калинин П.А. не видел, как и при каких обстоятельствах Казаков А.В. получил телесные повреждения, а значит, не может являться свидетелем обвинения по данному эпизоду. Показания Калинина А.П. от 21.03.2011 года (т.1 л.д.229-230) аналогичны его показаниям от 10.11.2010 года, а соответственно также не являются доказательством по данному эпизоду.
4.     К показаниям свидетеля обвинения Мовляйко В.В. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.118-121 надлежит относиться критически, поскольку именно она спровоцировала остальных 02.10.2010 года, под предлогом якобы забрать оставшиеся вещи, без предупреждения группой из 11 человек приехать в домовладение Цареградских.
В данных показаниях, Мовляйко В.В. прямо указывает, что Юсифова Дениза составила список вещей, принадлежащих их знакомым, которые их просили забрать у Цареградских. Отсюда следует вывод, в домовладении Цареградских уже не находились вещи лиц поехавших к ним 02.10.2010 года, при этом могли находиться вещи других граждан, которые в этот день к ним не поехали, но это не дает законных оснований приехавшим к Цареградским самовольно забирать чужие, не принадлежащие им вещи.
В данных показаниях Мовляйко В.В. умышленно дает заведомо ложные показания в отношении Цареградского А.В. и Цареградского Пересвета. Так заведомо зная, что Цареградский А.В. вышел из мастерской, как и все там находившиеся после того, как Пересвет начал стрелять, умышленно оговаривает их указывая: «Я увидела как Калинин Павел и Казаков Антон пошли в сторону дома Цареградских. Я видела, как они подошли к крыльцу их дома, после чего им навстречу побежал Пересвет. В этот момент Цареградский А.В., также находился уже неподалеку от крыльца своего дома, подбегая к нему. Я слышала, как Цареградский А.В. крикнул своему сыну – Пересвету: «Давай, стреляй!», после чего последний молча прицелился и выстрелил в живот Калинину Павлу». Впоследствии при допросе 23.03.2011 года Мовляйко В.В. не подтвердила данные показания. Эти показания противоречат, как показаниям самого Калинина, указанным выше, так и объективным доказательствам: видеозаписи событий, представленной Юсифовой, аудиозаписи событий, представленной Жариковой Серафимой, заключению специалиста по результатам исследования видеозаписи Юсифовой, представленному Казаковым А.В., содержащему текст дословного разговора лиц, зафиксированных на видеозаписи.
Также критически необходимо относиться к показаниям Мовляйко В.В. и от 23.03.2011 года, поскольку они противоречат не только объективным доказательствам, собранным по делу, но и ее же ранее данным показаниям.
Так в этих показаниях Мовляйко В.В. указывает, что она уже ехала в д.Николаевку за своими вещами, при этом не указывает ни про Медведеву, ни про Гусенко, которых ей необходимо было вернуть в Москву. Также Мовляйко В.В. в данном допросе указывает, что Цареградская Ж.В. ей якобы угрожала расправой на собрании. Однако, исследовав в суде аудиозапись собрания, которое записала сама Мовляйко В.В. доподлинно установлено, что никаких угроз на собрании со стороны Царегражской Ж.В. в адрес Мовляйко В.В. не поступало. Напротив, именно Мовляйко В.В., заведомо зная, что Цареградские являются учредителями Центра «Рожана», на собрании сообщила Цареградской Ж.В. и остальным участникам, что центр теперь не принадлежит Цареградским, а Жанна Владимировна ей нужна лишь как методист.
В этих показаниях Мовляйко В.В. сама признается, что ее действия, носили провокационный и противозаконный характер. Так она указывает, что именно она о своем визите и якобы банальных намерениях забрать свои вещи предварительно консультировалась у адвоката, а также сообщила: главе администрации Михайловскому, участковому инспектору Бондаренко, в отдел милиции по Малоярославецкому району, жителям д.Николаевка, тем самым ввела всех в заблуждение. Фактическими же ее намерения были в хищении имущества Цареградских, к чему она подбила всех остальных участников поездки. При этом даже их не ставила в известность о своих истинных намерениях.
По мнению защиты, нашедшему свое подтверждение в ходе судебного следствия, ее истинными намерениями были склонить на свою сторону или принудительно вывезти из д.Николаевки Медведеву и Гусенко, которые имели право подписи документов от имени Цареградских, а также похитить, оставшиеся у Цареградской Ж.В. документацию и методические материалы Центра «Рожана».
В этих же показаниях Мовляйко В.В. утверждает, что перед поездкой были подготовлены не только списки вещей, но и документы на них, однако почему-то, в отличие от Цареградских, никто из данной группы в ходе следствия не смог ни конкретно назвать вещи за которыми ехал 02.10.2010 в д.Николаевку, ни представить на них документы удостоверяющие их право собственности.
О недостоверности показаний Мовляйко В.В. говорит явное ее желание любым способом оговорить Цареградского А.В. Так ее показания от 23.03.2011 года спустя очень большое время после непосредственных событий изобилуют не только противоречиями материалам дела и ранее данным ей же показаниям, но и деталями о которых она ранее не говорила, и видеть не могла. Так  в этих показаниях лишь она и впервые, несмотря на данные ранее показания, указывает, что она, находясь еще на втором этаже мастерской, увидела, что у Цареградского А.В. в правом кармане бушлата лежит что-то тяжелое. Она указывает, что в это же время Цареградский А.В. на бегу стрелял в Казакова А.В., что противоречит видеозаписи. Она указывает, что Цареградский А.В. подошел к Калинину П.А., однако на видеозаписи видно, что напротив крыльца в дом Цареградский А.В. и Путилов падают на землю, что подтверждает и сам Путилов, а Калинин находился гораздо дальше от крыльца в сторону к забору, где находился Пересвет. В этих же недостоверных показаниях она указывает, что видела как обойма якобы выпала из пистолета Цареградского А.В., при этом ранее она об этом не указывала. Но это утверждение противоречит протоколу осмотра места происшествия и протоколам обысков, в ходе которых были обнаружены и изъяты все улики и доказательства: пистолет Пересвета, стрелянные гильзы от данного пистолета, две обоймы к нему, пули в виде шариков, пистолет, который якобы был в руках у Цареградского А.В., полная коробка с патронами к данному пистолету, даже нож, который по показаниям Пересвета, был в руках у Калинина. Однако, в ходе этих следственных действий не найдено ни одной гильзы от патронов пистолета, который якобы был у Цареградского А.В., не найдена и обойма, которая якобы выпала из пистолета Цареградского А.В., не зафиксированы выстрелы Цареградского А.В. на видеозаписи событий, а также не подтверждаются заключением фоноскопического исследования данной видеозаписи, согласно которого все выстрелы, зафиксированные на видеозаписи Юсифовой, произведены из одного пистолета, а на самой видеозаписи видно, что выстрелы производил именно Пересвет, который будучи допрошенным в суде в качестве свидетеля и будучи предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний, дал признательные показания, что телесные повреждения Казакову и Калинину причинены им в результате выстрелов из травматического пистолета.
Дабы оговорить Цареградского А.В., Мовляйко В.В. указывает, что впоследствии Цареградский А.В. выходил из дома и что-то искал и подбирал с земли. Эти показания даны Мовляйко В.В. с целью придумать объяснение, почему на месте происшествия так и небыли найдены гильзы от пистолета, который якобы был в руках у Цареградского А.В. Ранее придумывать такие показание не было необходимости, так как на месте происшествия было изъято множество гильз, а в доме Цареградских изъято множество патронов, но никто и подумать заранее не смог, что ни одной стреляной гильзы от пистолета Цареградского А.В. на месте происшествия не будет найдено, поэтому впоследствии следствию и понадобились такие показания.
5.     Аналогично критически надлежит относиться и к показаниям потерпевшей Шевцовой Н.Д. от 02.10.2010 года и от 18.03.2010 года, показания которой также противоречивы и непоследовательны, что отмечено следователем в самих ее показаниях. Эти показания противоречат остальным материалам уголовного дела, указанным в данных прениях в описании показаний Мовляйко В.В. Кроме того, Шевцова Н.Д., как признанная по делу потерпевшей, прямо заинтересована в исходе дела, поэтому давала в ходе следствия показания не соответствовавшие действительности. Потерпевшая Шевцова Н.Д. 18.03.2011 года, свидетель Казаковой А.А. 03.10.2010 года и 23.03.2011 года дают показания не соответствующие видеозаписи, зафиксированной Юсифовой и аудиозаписи, сделанной Жариковой Серафимой. Не соответствие показаний данных лиц объективным доказательствам объясняется заинтересованностью данных лиц в исходе дела, в оправдании своих противоправных действий в отношении неприкосновенности жилища и права собственности Цареградский, а у Казаковой А.В. еще и душевным нездоровьем, подтвержденным справкой врача судебного-психиатра Каротам В.А. (т.5 л.д.76). Кроме того, согласно ответа врача-психиатра Каротам В.А. многие из членов группы, приехавшей 02.10.10 года на территорию домовладения Цареградских, ранее обращались к нему за медицинской помощью в связи с психическими расстройствами и заболеваниями (т.5 л.д.79-80), однако, несмотря на ходатайства со стороны защиты, в ходе следствия так и небыло подтверждено, что члены данной группы находились во вменяемом состоянии и давали себе отчет в своих действиях. Сомневаться в профессионализме врача-психиатра Каротам В.А. у защиты не имеется оснований, поскольку его профессионализм и квалификация подтверждены документально (т.5 л.д.81-89).
6.     Показания свидетеля Лобынцевой С.Е. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.132-133) противоречат ее же показаниям от 22.03.2011 года (т.2 л.д.2-11). Так в первых показаниях она утверждает, что «Цареградский А.В. у которого в руке также оказался пистолет, с близкого расстояния выстрелил в Казакова. Затем Калинин стал подниматься на ноги, но Цареградский А.В. выстрелил ему в голову». Во-вторых же показаниях она указывает: «Так как Цареградский П.А. постоянно стрелял, она уже не могла разобрать, стрелял ли Цареградский А.В., так как выстрелы продолжались уже без перерыва.». Кроме того, в первоначальных своих показаниях Лобынцева С.Е. утверждает, что Цареградский А.В. крикнул Цареградскому П.А.: «Стреляй», а во-вторых показаниях она уже это не подтверждает, так как это не соответствует ни видеозаписи, ни аудиозаписи событий.
7.     В показаниях свидетеля Гусенко С.Н. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.134-135) прямо указано, что он слышал около 20-ти выстрелов, но что именно происходило он не видел. В своем объяснении от 02.10.2010 года (т.1 л.д.77) он же указывает, что из разговоров ему стало известно, что стрелял Пересвет. А вот в показаниях уже от22.03.2011 года, видимо в угоду следствию, не нашедшему на месте происшествия гильз от пистолета марки «Still», он указывает, что Цареградский А.В. выходил из дома и долго ходил вокруг площадки на месте стрельбы. Он что-то высматривал на земле и даже нагибался к земле. Причем данное дополнение появилось у участников событий со стороны обвинения, только в последних допросах, когда следствию, после всех проведенных экспертиз стало известно, что ни одна из обнаруженных на месте происшествия гильз, не принадлежит к пистолету «Still», из которого якобы стрелял Цареградский А.В. Если по их показаниям Цареградский А.В. искал чтобы уничтожить улики, то почему он не собрал гильзы от пистолета Пересвета, не убрал нож, который якобы был не у Калинина, а у Пересвета, почему не избавился как от пистолета «Still», так и пистолета, из которого стрелял Пересвет? По мнению защиты, ответ прост: «Потому, что никаких улик Цареградский А.В. не собирал и не уничтожал!».
8.     Показания Жариковой С.С. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.136-137) и ее показания от 16.12.2010 года (т.2 л.д.4-7) имеют существенные между собой противоречия о роли в событиях 02.10.10 года Цареградского А.В. В одних показаниях она указывает, что Цареградский А.В. стрелял, а в других, что не стрелял. Путается она и в хронологии событий, возможно это вызвано наличием у нее психического заболевания, в связи с чем она, согласно материалов дела, неоднократно обращалась к врачу-психиатру Каротам В.А. Приводя в обвинительном заключении показания Жариковой С.С. от 16.12.2010 года, следователь безосновательно, несмотря на существенные противоречия, указывает, что данные ее показания аналогичны ее же показаниям от 03.10.2010 года, при этом в нарушение п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ вообще не приводит в обвинительном заключении их содержания.
9.     В своих показаниях от 03.10.2010 года (т.1 л.д.141-142), свидетель Путилов А.Ю. указывает, что стрелял именно Цареградский Пересвет, а он повалил на землю Цареградского А.В. Свои же показания Путилов А.Ю. подтверждает и в ходе дополнительного допроса 22.03.2011 года (т.2 л.д.12-15). Как видно из видеозаписи, представленной Юсифовой, когда Цареградский А.В. шел от мастерской прямиком к крыльцу своего дома, то Путилов А.Ю. бежал к нему по диагональной тропинке от ворот к крыльцу дома и Цареградский А.В. находится все время именно правой стороной к Путилову А.Ю., который догнав Цареградского А.В. вместе с ним сразу упал на землю. Соответственно из видеозаписи видно, что не видеть действий Цареградского А.В. Путилов А.Ю. не мог, так как направлялся именно к нему. При этом он не утверждает, чтобы Цареградский А.В. вообще производил какие-либо выстрелы. В первоначальном объяснением  (т.1 л.д.78-79) Путилов А.Ю., показал: «К Пересвету бежал Цареградский А.В. от бытовки к дому, я бежал за ним. Я видел, как стрелял Пересвет. Я схватил Цареградского А.В., прижал его руки и повалил его на землю. Его сын продолжал стрелять. Он стрелял в лежащего на земле Павла Калинина. У Павла шла кровь, и он не двигался. В это же время Пересвет стрелял в Казакова Антона, но Антон закрылся курткой, у него было около двух ранений. Я отпустил Цареградского А.В. успокоить сына, сам стал оттаскивать Калинина Павла за территорию к машинам».
10.  К показаниям свидетеля Медведева С.В. от 03.10.2010 года (т.1 л.д.143-144) и от 22.03.2011 года (т.1 л.д.245-248) надлежит относится критически, поскольку он сам показал, что в момент событий у крыльца дома Цареградских, он находился у дома в котором ранее проживал, расположенном на другом земельном участке Цареградских. Как установлено в суде, участок с домом, где находился в момент событий Медведев С.В., огорожен забором, а также забором огорожен участок с домом Цареградских, при этом расстояние между данными домами настолько велико и видимости мешают два забора, в связи с чем Медведев С.В. не мог видеть, что именно происходит у дома Цареградских и его показания сформированы путем внушения со стороны других участников событий. Кроме того как было установлено в суде, его показания противоречат видеозаписи событий, выполненной Юсифовой, аудиозаписи событий выполненным Жариковой, исследованию видеозаписи на дословное содержание разговора, фоноскопическому исследованию данной видеозаписи и допросу специалиста, проводившего это исследования, согласно которым все выстрелы, зафиксированные на видеозаписи, произведены из одного пистолета.
11.  К показаниям свидетеля Юсифовой Д.А. надлежит относится критически, поскольку ее показания полностью противоречат видеозаписи, снятой ей на видеокамеру и представленной в ходе следствия, а также результатам ее исследования. При этом на видеозаписи при событиях у мастерской зафиксированы провокационные выражения именно Юсифовой Д.А. в адрес Цареградского А.В., направленные на провокацию конфликтной ситуации. Кроме того, при оценке на достоверность показаний Юсифовой Д.А. необходимо учесть, что она является женой Калинина, а соответственно прямо заинтересована в исходе уголовного дела.
12.  Показания свидетеля Караваевой Ю.В. от 27.10.2010 года (т.1 л.д.165-168), считаю достоверными поскольку они полностью согласуются не только с показаниями Цареградского А.В., Цареградской Ж.В., Цареградского П.А., Цареградской З.А., но и  видеозаписью событий, результатами ее исследования, протоколами первоначальных следственных действий, заключениями судебных экспертиз. Именно в этих показаниях она, как не заинтересованный в тот момент в исходе дела свидетель, указывает, что у Калинина, двигавшегося на Пересвета в руке был темный предмет небольшого размера. По показаниям других свидетелей защиты этим предметом являлся нож, который и был обнаружен при осмотре места происшествия и зафиксированный в данном протоколе. Однако впоследствии в ходе следствия данный нож из материалов уголовного дела исчезает, лишая защиту по остаткам на нем биологических объектов доказать, что этот нож был именно в руках у Калинина. В том случае, если бы этот нож был в руках у Пересвета, то, как доказательство его вины, он из уголовного дела не пропал бы. Именно в этих показаниях Караваева Ю.В. подтверждает, что члены данной группы незаконно заходили в прихожую дома Цареградских, где и были похищены ключи от строений, что нашло свое отражение на аудиозаписи, выполненной Жариковой С.С.
Показания Караваевой Ю.В. от 04.04.2011 года (т.1 л.д.219-224) считаю недостоверными, считаю, что они сформированы путем давления, оказанного на нее членами данной группы и следователем дабы скомпрометировать Цареградскую Ж.В., занявшую принципиальную позицию по отношению к органу предварительного расследования и членам данной группы. Данные показания Караваевой Ю.В., как и показания иных свидетелей обвинения и потерпевших противоречат объективным материалам уголовного дела, достоверность которых не зависит от чьей-то воли и желания.
13.  Показания свидетеля Коршунова В.И. (т.1 л.д.148-149) не могут служить доказательством обвинения, поскольку о событиях 02.10.2010 года ему ничего не известно. При этом показания, данные в ходе следствия, Коршунов В.И. в суде не подтвердил, а показал, что в лесу слышал выстрелы, но кто стрелял ему не известно.
14.  Показания свидетеля Медведевой Л.Р. (т.1 л.д.145-147) не могут служить доказательством обвинения, поскольку о событиях 02.10.2010 года ей ничего не известно.
15.  Показания свидетеля Цареградской Ж.В. от 26.11.2010 года (т.1 л.д.176-178), от 26.04.2011 года (т.1 л.д.189-193) не являются доказательством обвинения, а напротив доказывают невиновность Цареградского А.В., подтверждают, что телесные повреждения Калинину и Казакову причинил из травматического пистолета ее сын – Пересвет. При этом ее показания согласуются с материалами уголовного дела и объективными доказательствами по делу, указывающими на невиновность Цареградского А.В.
16.  Показания несовершеннолетнего свидетеля Цареградской З.А. от 07.04.2011 года также подтверждают невиновность Цареградского А.В., противоправность действий Калинина и Казакова, нанесших побои ее матери – Цареградской Ж.В., подтверждают, что в Казакова и Калинина стрелял Пересвет, а Цареградский А.В. вообще не стрелял. В связи с этим данные показания не могут быть расценены как доказательство вины Цареградского А.В., а являются доказательством его невиновности.
17.     Очные ставки между Цареградской Ж.В. и Шевцовой Н.Д. (т.2 л.д.39-43), Мовляйко В.В. (т.2 л.д.44-49), Казаковой А.В. (т.2 л.д.50-55), Путиловым А.Ю. (т.2 л.д.56-60), Калининым П.А. (т.2 л.д.62-67) не могут являться доказательствами вины Цареградского А.В. в причинении телесных повреждений Казакову А.В. и Калинину П.А.., поскольку участники следственного действия остались на своих показания, при этом существенные противоречия в их показаниях устранены небыли.
Надлежит обратить внимание суда, что Шевцова Н.Д. на очной ставке показывает, что Путилов повалил Цареградского А.В. сразу после того, как последний выстрелил в Казакова и попал ему в подбородок, при этом никакого упоминания о том, чтобы Цареградский А.В. стрелял в Калинина в показаниях Шевцовой Н.Д. нет. Шевцова Н.Д. также указывает, что она никаких приборов и технических средства из мастерской не выносила, то есть отрицает, что выносила швейную машинку, как она говорила в своих показаниях ранее.
На очной ставке Казаков А.В. на прямой вопрос Цареградской Ж.В.: «Куда конкретно Вам выстрелил и попал Цареградский А.В.?», он указывает, что Цареградский А.В. попал ему лишь в подбородок, при этом не указывает о повреждении в области груди. Могли потерпевший забыть данный нюанс, если бы его показания были правдивыми? Думаю, нет.
На очной ставке Путилов А.Ю. показал, что он видел Цареградского А.В., но при этом не может сказать производил ли он выстрелы. На вопрос Цареградской Ж.В. о том кто стрелял в Казакова, он прямо указывает, что он это видел и стрелял в Казакова Пересвет.
На очной ставке Калинин П.А. подтвердил, что именно от выстрелов Пересвета он упал на землю и потерял сознание, а очнулся только в больнице. Соответственно, все остальные свидетели, утверждавшие, что якобы Калинин после пуль Пересвета стал подниматься с земли, а Цареградский А.В. выстрелами стал его добивать, не соответствуют действительности.
18.  Протокол осмотра места происшествия (т.1 л.д.80-95), является доказательством невиновности Цареградского А.В., поскольку этим осмотром изъяты 6 гильз и все от пистолета Пересвета, 4 пули от этих патронов, грабли которыми Казаков тыкал в лицо Пересвету, 4 смыва, подтверждающие факт причинения Пересветом Казакову и Калинину телесных повреждений в ходе обороны от их противоправных действий, пистолет из которого стрелял Пересвет и два магазина к данному пистолету. На месте происшествия не найдено ни одной гильзы от пистолета марки «Still», ни одной пули от патронов к данному пистолету, поскольку несмотря на одинаковый диаметр калибров пуль, учитывая, что патроны разных производителей, соответственно и цвет и химический состав пуль был бы разный, а изъятые пули одинаковые. Этим же осмотром зафиксирован нож, который по мнению защиты и показаниям свидетелей защиты был в момент нападения у Калинина, однако впоследствии в ходе следствия он пропал.
19.  Протокол обыска от 03.10.2010 года (т.2 л.д.223-229), подтверждает, что Цареградский А.В. не стрелял поскольку именно им обнаружены и изъяты 20 патронов калибра 10х22 для пистолета «Still», то есть покупная коробка с патронами была полной, тогда какими патронами стрелял Цареградский А.В. не установлено. Другие изъятые патроны для производства выстрелов из пистолета марки «Still» не пригодны.
20.  Протокол обыска от 03.10.2010 года (т.2 л.д.232-235), подтверждает, что Цареградский А.В. не стрелял поскольку им изъят пистолет марки «Still» без обоймы, а стрелять из пистолета без обоймы не возможно.
21.  Протокол выемки, которым у Цареградской Ж.В. изъят магазин от пистолета «Still», который она впоследствии обнаружила в сейфе по месту жительства в г.Москве, что подтверждает отсутствие данного магазина в пистолете 02.10.2010 года. Это подтверждается показаниями Цареградской Ж.В., показаниями Жариковой Б.С., Жариковой Т.В., справкой из охотничьего магазина г.Москвы, где согласно разрешения на оружие Цареградский А.В. покупал пистолет марки «Still», согласно которой данный пистолет продавался с одной обоймой и отдельно обоймы к данной модели травматического пистолета в продажу не поступали.
22.  Протокол выемки у Юсифовой Д.А. диска с видеозаписью событий 02.10.2010 года (т.3 л.д.27-28), который подтверждает, что запись сделана стороной обвинения, а события зафиксированные на данной видеозаписи не соответствуют показаниям потерпевших и свидетелей обвинения, при этом полностью подтверждают показания Цареградского А.В., Цареградского П.А., Цареградской Ж.В., первоначальные показания Караваевой Ю.В.. Соответственно данный протокол является доказательством невиновности Цареградского А.В.
23. Протоколы выемок у Казакова А.В. и Калинина П.А. одежды (т.3 л.д.34-37, т.3 л.д.39-42)  подтверждают лишь наличие на одежде повреждений и следов крови Казакова А.В. и Калинина П.А., при этом не доказывают обстоятельства, кто именно причинил им эти телесные повреждения, поэтому данные доказательства должны рассматриваться в совокупности с иными. Учитывая, что Цареградский П.А. будучи допрошенным в суде в качестве свидетеля, дал признательные показания, что именно он причинил им телесные повреждения, то данные протокол, являются доказательством лишь в отношении Пересвета.
24.  Протоколы осмотров предметов (т.3 л.д.29-32 т.3 л.д.43-45,46) не доказывают кто именно причинил повреждения Казакову и Калинину, а лишь подтверждают, что доказательством являются шесть гильз от пистолета Пересвета и четыре пули от этих гильз.
25.  Постановление о признании и приобщении вещественных доказательств (т.3 л.д.46-48) не является доказательством, поскольку это процессуальное решение, и в соответствии со ст.74 УПК РФ, не относится к числу доказательств по уголовному делу.
26.  Заключение судебно-медицинской экспертизы №490-Э (т.3 л.д.165-166), подтверждает наличие у Казакова А.В. двух телесных повреждений, при этом надо отметить, что оценка их как вред здоровью средней тяжести сделан исключительно из-за продолжительности лечения (свыше 21 дня). С данной экспертной оценкой нельзя согласиться, поскольку экспертом не исследовалась объективность лечения Казакова А.В., правильность сделанных ему лечащим врачом назначений и выписанных препаратов,  своевременность и полнота выполнения Казаковым А.В. врачебных назначений для скорейшего лечения. Поэтому считаю, что одного признака как длительность лечения для признания вреда здоровью средней тяжести недостаточно.
В соответствии с п.7.1 ПРИКАЗА от 24 апреля 2008 г. N 194н «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ МЕДИЦИНСКИХ КРИТЕРИЕВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЗДОРОВЬЮ ЧЕЛОВЕКА», медицинскими критериями квалифицирующих признаков в отношении средней тяжести вреда здоровью являются - временное нарушение функций органов и (или) систем, продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня). Так из представленного стороной обвинения заключения эксперта не следует, какие органы или системы организма, были у Казакова А.В. повреждены, а соответственно данные повреждения должны быть квалифицированны как легкий вред здоровью
27.  Заключение ситуационной экспертизы №121 (т.4 л.д.31-58), носит предположительный характер, при этом в выводах эксперта не указан ни Цареградский А.В., ни Цареградский П.А., ни иное лицо, как причинившее Казакову А.В. повреждения. В соответствии с ч.4 ст.14 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, соответственно данное заключение эксперта может толковаться исключительно в пользу самого подсудимого Цареградского А.В.
28.  Заключение баллистической экспертизы №114 (т.3 л.д.88-92), доказывает, что изъятые у Цареградского А.В. патроны калибра 10х22 мм. исправны, однако все они целы, а отстрелянных гильз калибра 10х22 мм. в ходе следствия обнаружено так и не было.
29.  Заключение баллистической экспертизы №115 (т.3 л.д.99-102), подтверждает, что пистолет марки «Still» калибра 10х22 мм., а представленные на экспертизу гильзы и шарики являются частями патронов калибра 10х28 мм. Соответственно выстрелов из пистолета марки «Still» при событиях 02.10.2010 года не производилось. Кроме того, как указано в данном заключении, эксперт, дабы удостовериться в исправности пистолета марки «Still» произвел из него контрольный выстрел, чем были умышленно уничтожены доказательства того, что Цареградский А.В. после последней чистки данного пистолета выстрелы не производил.
30.  Заключение баллистической экспертизы №65 (т.4 л.д.5-7), не основана на научном и практическом подходе, вывод эксперта носит предположительных характер, экспертиза выполнена крайне не профессионально, в связи с чем ее выводы не могут быть использованы в качестве доказательства. Утверждая, что к пистолет марки «Still» могут подойти при определенных условиях другие магазины иных производителей, эксперт был обязан указать магазины каких моделей пистолетов и каких производителей подходят к пистолету марки «Still», что не было сделано.
31.  Заключение баллистической экспертизы №1510 (т.4 л.д.65-67), не может быть использована в качестве доказательства, поскольку: Во-первых, производство данной экспертизы возможно только экспертом химиком, а не баллистом. Во-вторых, до назначения данной экспертизы была выполнена экспертиза №115, при производстве которой производился экспертом контрольный выстрел из пистолета марки «Still», в результате чего на внутренней поверхности канала ствола остались следы пороховых газов. Соответственно заключение эксперта №1510 является недопустимым доказательством и в силу ст.75 УПК РФ подлежит исключению из числа доказательств.
32.  Заключение эксперта №692 (т.3 л.д.143-147) подтверждает показания свидетелей защиты, а именно на черенке граблей обнаружены следы крови Казакова А.В., которые попали на черенок в момент, когда Казаков А.В. тыкал в лицо Пересвету этими граблями, а последний, обороняясь, произвел выстрел в подбородок Казакову А.В. Учитывая, что у Казакова А.В. кровоточащая рана одна, то следы крови Казакова А.В. могли оказаться на черенке граблей только при указанных обстоятельствах. При этом допрошенный в суде Казаков А.В. подтвердил, что брал грабли в руки и направлял их в сторону Пересвета, что полностью согласуется с иными доказательствами.
33.  В заключении эксперта №417 (т.3 л.д.185-196) указано, что «на правой полке куртки Казакова А.В. выявлено одно сквозное отверстие, а на передней правой стороне кофты Казакова А.В. выявлено два подобных сквозных отверстия, которые получены при двух выстрелах из травматического оружия, с расстояния вне пределов действия дополнительных факторов выстрела». Из этого следует, что на краях отверстий от выстрелов отсутствуют дополнительные факторы такие как опаление волокон ткани, отсутствие пороховых следов, что указывает на выстрелы со значительного расстояния. Учитывая, что по показаниям Казакова А.В. и других свидетелей Цареградский А.В. находился недалеко от него, то данные повреждения он Казакову А.В. причинить не мог, в противном случае на одежде бы остались дополнительные факторы выстрела. Набольшем расстоянии от Казакова А.В. находился именно Пересвет, чьи выстрелы и могли причинить данные повреждения не оставив следов дополнительных факторов выстрела. Соответственно данная экспертиза подтверждает, что Цареградский А.В. в Казакова А.В. выстрелов не производил.
34.  Заключение эксперта №4069 (т.3 л.д.206-209) подтверждает выводы экспертизы №417 и подтверждает, что Цареградский А.В. в Казакова А.В. выстрелов не производил. При этом обоими экспертными заключениями не установлены какие-либо пулевые повреждения на одежде Калинина П.А. в передней части груди и живота, соответственно показания свидетелей обвинения о том, что Пересвет неоднократно стрелял в живот Калинину П.А., являются недостоверными. Если одна пуля из пистолета Пересвета повредила кости черепа Калинину П.А., то без сомнения такие пули попав в живот Калинину не только бы повредили ему одежду, но и оставили бы на груди и животе у него телесные повреждения. Однако в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы №5337 (т.3 л.д174-178) каких-либо повреждений в области груди и живота у Калинина П.А. не обнаружено.
35.  Заключение ситуационной экспертизы №121 (т.3 л.д.31-58) указывает, что по представленным материалам уголовного дела не представляется возможным точно установить, к каком положении находился Калинин П.А. в момент причинения ему рвано-ушибленной раны, расположенной в лобной области. Описывая обстоятельства, при которых Калинин П.А. мог получить повреждения в теменной области головы, эксперт исследует противоречивые показания и схемы Казакова А.В. и Путилова А.Ю., при этом не смог сделать однозначный вывод о том кто причинил данное повреждение, а соответственно учитывая, что Цареградский Пересвет дал признательные показания, что именно он причинил Калинину П.А., установленные у него телесные повреждения в области головы, то эти доказательства в своей совокупности должны трактоваться в пользу невиновности Цареградского А.В.
36.  Заключение стационарной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы №20 (т.3 л.д.131-135), говорит в пользу Цареградского А.В., поскольку он признан вменяемым не страдающим какими либо психическими заболеваниями лицом. Выводы эксперта подтверждаются и видеозаписью событий. Так Цареградский А.В., осознавая безусловный перевес сил на стороне приехавшей группы, не подается на провокационные действия членов этой группы, на провокационные высказывания Юсифовой, на их самоуправные действия в его домовладении. Не применяет в отношении них насилие. Соответственно он понимал, что если он лично применит хоть какое-либо насилие в отношение кого-либо из членов данной группы, то это вызовет агрессивную неуправляемую реакцию с их стороны в отношении как его самого, так и членов его семьи. Поэтому Цареградский А.В., даже видя, что Пересвета спровоцировали на открытый конфликт, он размеренным шагом идет от мастерской в сторону дома, где его на землю валит Путилов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий