суббота, 8 ноября 2014 г.

Неформальная работа формальных структур

29 октября в Интернет-издании "ВЕК" была опубликована статья "Сектоведы по вызову" (ссылка: http://wek.ru/sektovedy-po-vyzovu). В этой статье описана технология работы команды Дворкина. Аналогичная технология применялась в нападениях на наш Центр "Рожана". Но поскольку Центр "Рожана" не персона, а организация, технология в нашем случае была немножко другой. Опишу примерную схему как это было реализовано на практике. Это моя версия работы команды Дворкина, хотя у меня есть данные, которые дают мне все основания считать, что все было именно так.

Начнем с оснований, а точнее с причин, по которым сектоведы внезапно появились в нашей стране да еще и при Минюсте. Но это не единственная крыша, которой они располагают. Вторая крыша - это наше дражайшее РПЦ. Вопрос о причинах совсем не простой, потому что в Конституции у нас есть пункт о свободе совести и свободе вероисповедания и юридически нет такого понятия - секта. Сект у нас нет, а сектоведы есть. Откуда, простите? С какого бодуна появилось это антиконституционное образование да еще и при Минюсте? Ведь Минюст можно рассматривать как колыбель закона о свободе совести и вероисповедания.

А причина в том, что сектоведы - это удобное средство для реализации 282 ст. УК РФ и рядом с ней лежащих 239, 280 и т.п. К слову сказать, статья 282 сама по себе является антиконституционной и еже с ней. Это просто очень удобное средство загонять "под плинтус" всех инакомыслящих, а точнее, всех, кто слишком хорошо понимает, что происходит в стране и другим об этом рассказывает.

И какая картина на старте открывается перед нами? Засранцы из Госструктур, которые отлично понимают, что они засранцы, прикидывают как им получше прикрыться законами, для безопасной наживы. Специалисты из разных областей наук мешают им делать свои грязные дела. Поэтому надо ввести понятие "секта", которая будет бороться с инакомыслием. Поскольку борьба с сектами в принципе является противозаконной, надо прикрыть этот срам чем-то важным - РПЦ для такой роли вполне сойдет. Так что в деле борьбы с сектами РПЦ выполнило роль фигового листа, который и прикрывает "срам сектоведчества".

Итак, база для наживы подготовлена, логика "железная", беззаконие замаскировано под благовидными предлогами и авторитетными органами!!! Сформирована база для отличного бизнеса. Теперь надо договориться с теми, кто будет помогать реализовывать задуманную схему, а именно со следственными органами, судами и т.д. Нужны инструменты для реализации столь блестящего и выгодного проекта.

Когда база есть, крыша есть можно идти договариваться. Но договариваться по-крупному! И тут возникает ЦПЭ - Центр Противодействия Экстремизму, причем прямо в структуре МВД, но со странным подчинением. Он работает как бы сам по себе в отдельном здании и не совсем понятно кому подчиняется. Но совершенно точно, он работает в согласии с Дворкиным и подчиняется экспертизам, которые Дворкин и его команда сочиняет. Таким образом создается структура для борьбы с инакомыслием, а точнее преступное сообщество. Хочу уточнить еще раз, что в нашей стране инакомыслящими называют всех, кто замечает идиотские действия правящей банды и обнаруживает их противозаконные действия, направленные на личное обогащение.

И что же дальше? Дальше можно развивать деятельность и прорабатывать схемы взаимовыгодной работы в комплекте Минюст - РПЦ - ЦПЭ - Центр Иринея Лионского (Дворкин). А, вот еще заминка: что делать с судами? Их надо оповестить, что эта четверка - сила и все делает правильно, а все те, на кого она нападает - сектанты и экстремисты. Ну вот, теперь все подготовлено и можно начинать принимать заказы: эй, господа, кто мешает вам воровать? Все быстро к нам! Мы принимаем заказы на устранение свидетелей вашего воровства с благословения православной церкви!

Итак, все нужные важные люди, которые тырят по-крупному оповещены, что машинка работает. А какова же технология? Ну вот она, на все лицо нашей несчастной страны:

1. К Саше Дворкину поступает заказ на устранение того, кто мешает воровать или может помешать воровать в будущем. Заказ может поступить от частного лица, а также от ЦПЭ, РПЦ и т.д. Например, Курцер входит в Общественный Совет при МВД, а значит хорошо знаком с технологией работы ЦПЭ и Центром Иринея Лионского, хотя и ходит в синагогу. Он может передать заказ напрямую через ЦПЭ.

2. Далее включается в работу команда, которая с помощью священников РПЦ объявляет намеченную организацию сектой, а человека сектантом.

3. В это время Шурик со своими липовыми экспертами пишет такие же липовые заключения, ссылаясь на свои собственные труды и подгоняет все так, чтобы все смогли рассмотреть секту особенно в суде.

4. Но это еще не все. При необходимости в организацию направляют засланных казачков, чтобы обнаружить ее слабые места, собрать, так сказать, компромат и внедрить агента, который потом будет помогать разрушать организацию изнутри и свидетельствовать, что эта организация - страшная секта. Для разрушения организации внедренный агент вербует сотрудников, внушает им, что они работают в секте и делает из них свидетелей.

5. На случай, если сотрудники организации отказываются быть свидетелями, у Шурика есть своя команда свидетелей, которая тоже может свидетельствовать, хотя все они лично не знакомы с организацией или человеком, которого будут поливать грязью, но так даже проще, когда лично не знаком - совесть не будет мучить!

6. Так, это готово, теперь нужен тот, кто будет возбуждать уголовное дело - заявитель! Если заказчик отказывается быть заявителем, хочет, так сказать, сохранить свое инкогнито, надо найти того, кто будет заявлять. За это заказчик должен заплатить отдельную денежку по установленному тарифу или в договорной форме, если дело крупное. В этом случае находят заявителя (или заявителей) и платят ему специальную денежку, чтобы он не спрыгнул и не поломал картину.

7. Когда все подготовлено, машинка приводится в действие: заявитель/заявители пишет заявление в полицию или непосредственно в ЦПЭ. Затем заявитель и свидетели дают объяснения, на основании которых возбуждается уголовное дело. Затем допрашивают свидетелей, они дают показания, а Дворкин предоставляет экспертизы. Так фабрикуется дело, которое направляют в суд. В таких делах основой обвинения всегда являются показания липовых свидетелей и липовые экспертизы Дворкина и его команды.

8. Для большей убедительности иногда используются дополнительные средства. Похищения людей, которых убеждают, что они были в секте и вербуют их как свидетелей. Грабежи и рейдерские захваты, которые служат доказательством того, что взбунтовавшиеся адепты массово вышли из секты и просто забрали свое имущество. Правда, незаконно и с чужой территории, но это легко можно прикрыть особым состоянием психики людей, которые спасались из секты сами по себе, внезапно осознав, что их родная организация на самом деле была сектой, а люди с автоматами в полицейской форме просто помогли им освободиться.

Грабежи используются также, как основание для заключения под стражу "заказанного" человека, потому что тот, кого грабят, обычно сопротивляется грабителям. Это прекрасный повод обвинить его в том, что он стукнул грабителя, нанес ему травму, а значит опасен и его место под стражей. Стража, проплаченная дополнительно, помогает избежать сопротивления со стороны жертвы, чего и требовалось согласно условиям заказа.

Дополнительным средством для железной убедительности служат СМИ. Конкретно, это наше родное телевидение, газеты и Интернет-издания. Короче - это просто заказные статьи и передачи, за которые тоже платит деньги заказчик.

9. Далее дело поступает в суд. Обычно, перед этим сотрудники ЦПЭ и следователь беседуют с судьей и объясняют ему "политику  партии и правительства". Это нужно для того, чтобы подготовить нужное судебное решение. Подключают также и прокурора, который должен правильно себя вести, чтобы судья выглядел справедливым.

10. Начинается судебное следствие. И тут в суде появляются неожиданные документы и свидетели, с которыми обвиняемый вообще не знаком. Но это не важно. Подготовленные свидетели, которые знают обвиняемого только по фотографии яростно рассказывают о том, какой ужасный человек этот обвиняемый! Обвиняемому предоставляется уникальный случай узнать о себе и своей жизни много нового, о чем он никогда даже не подозревал!

11. Дело подходит к приговору. Приговор уже давно утрясен и прокурор обязательно запросит почти пожизненное заключение, а судья даст 1-5 лет. В общем столько, сколько нужно, чтобы заказчик мог спокойно воровать, а подсудимый (бывший обвиняемый) ему не мешал. Кроме этого судья обязательно назначит обвиняемому штрафы и конфискацию чего-нибудь из имущества, изъятие ребенка, чтобы подсудимый был ослаблен и не мог защищаться. От этого бандитизма спасает только то, что наши судебные приставы не очень торопятся изымать имущество по этим судебным решениям - просто они знают, что это очередная липа и можно спокойно не замечать эти решения.

В заключение надо сказать, что такие следственные и судебные процессы выглядят как театральное представление. В этом театре обвиняемые/подсудимые с самого начала бывают очень удивлены происходящим. Особенно кощунственно смотрятся слова следователя "в целях установления истины", потому что с самого начала сторона обвинения прекрасно знала, что все это обман.


Комментариев нет:

Отправить комментарий