понедельник, 13 октября 2014 г.

Что же случилось с Серафимой?


Для всех, кто знал Серафиму или был с ней знаком, я хочу рассказать о том, что же произошло с моей дочерью. Это история, которая имеет длинные корни....

Начать надо с того, что она страдала сильными головными болями сосудистого происхождения. За это чудное приобретение надо благодарить акушеров. Это результат непрофессиональной помощи во время ее рождения. Результат неблагополучных родов дал о себе знать, когда ей исполнилось 13 лет. Я не знала о такой связи до тех пор, пока не познакомилась с детскими психиатрами в связи со своей профессиональной деятельностью. Оказалось, что это очень распространенная травма рождения. Если учесть мучения только одной Серафимы, станет понятно, почему нельзя считать акушерство полезным разделом медицины

Когда стало понятно, что головные боли приобрели устойчивый характер, мы начали ее лечить, но традиционное лечение не давало надежных результатов. Акушеры легко калечат, а вот избавиться от последствий травм, которые они наносят ребенку и матери, очень сложно. И за это всем акушерам вместе взятым отдельное «спасибо», если не сказать больше, исключая матерные слова!

В начале 2010 года мы прибегли к лечению с помощью аюрведы. Но лечащий врач сказал, что для получения уверенных результатов надо сначала пройти курс лечения у врача психотерапевта или невролога. Мы обратились к такому врачу в августе 2010 года, чтобы пройти курс лечения и потом продолжить лечение с помощью аурведы. И тут появилась Мовляйко из команды Дворкина…. Сотрудник странноватой антиконституционной мракобесной организации «Сектам нет!» 

В тот момент (именно в момент лечения) Серафима была очень удобной мишенью для воздействия, и этим воспользовалась Мовляйко. Мовляйко знала, что Сима находится на лечении, и буквально «села на уши» девочки. Ее главной целью было убедить Сеорафиму в том, что «мама ее не любит, а просто использует». Это главная тема, которой пользуются эти господа, и об этом я еще напишу. В результате в августе 2010 года Серафиму вынудили уйти из дома, под страхом того, что дома она находится в «страшной семейной секте «Рожана».

Мовляйко вместе с Казаковыми, Юсифовой, Шевцовой и прочими членами «бригады разрушения» вынудили Серафиму уйти из дома. В результате она лишилась необходимого лечения, семьи и дома. И это не было ее выбором. Если бы она сидела на горе 40 дней в полном одиночестве, а потом спустилась с горы и сказала «Я так решила!», тогда бы это было ее решение. Но при принятии решения рядом была эта команда, которая одолевала ее звонками и постоянными свиданиями, сопровождавшимися психологическим давлением, а также заманчивыми обещаниями снять для нее отдельную квартиру, снабдить деньгами и т.д. Поэтому ответственность за это решение лежит на всей этой команде, а не на Серафиме.

Как вы думаете, является ли стрессом потеря дома и семьи? Да, конечно, это сильнейший стресс. Надо сказать, что дома у нее была отдельная комната, которая была устроена именно для нее, сделана по ее вкусу. Там было все, что необходимо для нормальной жизни, работы и учебы. После того, как она ушла, ее комнату никто не занимал в течение  года. Мы все время ждали, что она вот-вот вернется. Только через год Бажена (ее сестра) первый раз переночевала в этой комнате.

Когда Серафима ушла из дома, разумеется никто из команды Мовляйко не помог ей снять отдельную квартиру. Она осталась без жилья и скиталась по разным квартирам. Ее просто обманули в стиле этой «команды злодеев»! В итоге она поселилась в каком-то офисе, как бездомная. 

Мы пытались ее вернуть неоднократно. Она хотела поговорить со мной, но не решалась. Отказывалась в последний момент, уже после того, как встреча была назначена. Через 2 года в 2012 году она стала общаться с бабушкой, зная, что бабушка все рассказывает мне.  Эти разговоры сводились к тому, что у нее все нормально. Перед нами она была героем! Мы и правда думали, что у нее все как у обычной москвички – квартира, работа, учеба. Оказалось, что она была бездомной.

Когда она ушла из дома и лечение было прекращено, ее стали мучить головные боли, которые имели тенденцию нарастать. Она искала средство, чтобы от них избавиться. Принимала сильные болеутоляющие, которые заглушают боль, но не лечат. Боли продолжали мучить ее все больше, и она все чаще и чаще пила болеутоляющие, а эти лекарства приводят к изменениям в тканях, ослабляют организм в целом.

Она была очень интеллектуальной и талантливой девочкой, легко осваивала любые науки. У нее был очень живой и ясный ум и активная жизненная позиция. Она была активной девочкой и хотела жить полноценной жизнью – водить машину, ездить верхом, построить дом в пересеченной местности…. Ей нравились старинные города и отдельно стоящие коттеджи. Она занималась паркуром, танцами, скалолазаньем …. И это не смотря на сильные боли, которые мучили ее.

Примерно 18 сентября 2014 года она получила травму на тренировке – растянула связки на ноге. Еле-еле она вернулась в свой офисный общак и свалилась на пол. Боль была сильная, она не могла двигаться без боли, поэтому заснула на бетонном полу. Никто не помог ей дойти до спального места и даже не накрыл ее. Она провела ночь на бетонном полу, и это было причиной пневмонии.

Ее состояние постепенно ухудшалось. Мучили боли и ничего не помогало от них избавиться. 24 сентября она или кто-то из ее соседей вызывали скорую. Она уже чувствовала себя очень плохо. Но соседи по каким-то причинам сказали, что это наркотики и отправили скорую обратно. А ее состояние продолжало ухудшаться….

До 29 сентября Серафима не получала врачебной помощи. А пневмония развивалась, и усиливались головные боли. Только 29 сентября, когда Сима начала терять сознание, ее отвезли домой. Но за это время пневмония приобрела угрожающие формы. 

Дома она была недолго – пока разобрались в ситуации, поняли, что нужна немедленная помощь и вызвали скорую. Пока она была дома, она просила: «Можно, я буду жить дома? Я так измучилась без дома!». Она просила так, как будто ее кто-то не пускал. А еще она просила, чтобы ее обнимали, чтобы погладили, как душа, истосковавшаяся по ласке родных. Ей хотелось прижаться к кому-то родному, кто может защитить ее, у кого можно спрятаться от бед и лишений. А потом просила прощения: «Простите меня! Простите меня!».

29 сентября ее отвезли в больницу, сразу в реанимацию. В больнице она впала в кому. Финалом заболевания стал эндокардит – воспаление слизистой оболочки сердца. Грозный диагноз – летальный исход почти 100%. Ее сердце остановилось 3 октября в 18.40 в реанимационном отделении ГКБ №4 города Москвы. Если бы скорая забрала ее 24 сентября, то она была бы сейчас жива!

Она умерла не приходя в сознание. Мы так и не успели с ней попрощаться. Мы надеялись, что она выздоровеет и мы еще успеем обнять друг друга и сказать все слова, которые хотели сказать друг другу... Но не успели.... Мы не успели сказать как любим друг друга, не успели сказать, что мы простили друг друга и хотим быть вместе.....

Кто виноват в том, что Серафима стала бездомной? Кто виноват в том, что ее начали мучить сильные боли? Кто виноват в том, что она лишилась профессионального лечения? Кто виноват в том, что она не вернулась домой, хотя и очень хотела этого? Кто виноват в том, что она проспала ночь на бетонном полу  и не получила вовремя медицинской помощи?

Сима слишком много знал о проделках Мовляйко и «команды Дворкина». Поэтому Мовляйко и ее подельникам было невыгодно, чтобы она возвращалась домой и рассказывала о том, как была организована работа этой банды. Им было выгодно, чтобы она была далеко от близких. Вина этой «группы лиц» слишком велика, чтобы ее можно было сбросить со счетов!


Комментариев нет:

Отправить комментарий