вторник, 13 августа 2013 г.

Новости об уголовном преследовании нашей семьи

Все это время, пока я не делилась новостями в отношении уголовного преследования нашей семьи, события, тем не менее, развивались свои чередом. Я не оставила действий по защите прав нашей семьи и продолжала писать письма и жалобы. Одним из грандиозных результатов нашей кропотливой работы стала жалоба в Европейский Суд по правам человека, которую приняли к рассмотрению. Это события самого начала года.

Тем временем, пока я писала жалобы и составляла различные документы, сотрудники следственного комитета Калуги и ЦПЭ неустанно трудились на поприще создания очередного фальсификата, чтобы собрать хоть какие-нибудь основания, для обвинения моего мужа по ст. 239, а меня по ст. 282 УК РФ. Это обвинение им очень нужно состряпать, во-первых, потому что надо как-то оправдать собственное преступление – уголовное дело на невиновного человека и незаконное лишение свободы (а так, мы посадили экстремиста – классное оправдание), а во-вторых, им очень надо «по заданию министерства» объявить экстремистами всех, кто занимается поддержкой материнского и детского здоровья в России. Для дискредитации общественно полезной деятельности на этой ниве им очень надо сделать меня экстремистской, ведь именно я продвигаю науку в сфере грудного вскармливания, биологически адекватного материнства и развития полноценных здоровых детей. Если все родители будут грамотными, а их дети будут здоровыми, то что станет с производством одноразовых подгузников, искусственных молочных смесей, производством колясок, кроваток, пустышек и прочего ненужного барахла? А что станет с фармацевтической промышленностью и аптечным делом?  А как же тогда вбухивать деньги в перинатальные центры? Получается, что СК РФ и ЦПЭ, прежде всего, стоят на страже коммерческих интересов отдельных структур и фабрикуют «заказуху» для поддержки их грязного бизнеса на костях матерей и детей.

Замечание для создателей фальсификатов: приговор в отношении моего мужа от 17 апреля 2012 года – заказная фальсификация, которая противоречит фактам. Что это фальсификация лично мне при свидетелях и без них открыто говорили ваши же сотрудники! В частных беседах вы сами это признавали и признаете, но киваете на судью, которая вынесла этот приговор – дескать, суд решил вынести преступное решение, а мы здесь не причем. Получается, что судья полная дура? А кто звонит судье и по телефону отдает ей приказы о вынесении того или иного приговора? Пушкин звонит? Следователи, прокуроры и судьи – одна банда и нечего прикрываться судьей, для которой вы приносите сфальсифицированные материалы и готовые решения!

Как можно объяснить такое рвение из штанов со стороны СК, орудующего против «Центра перинатального воспитания и поддержки грудного вскармливания «Рожана», которое совпадает с компанией против домашних родов со стороны Центра Иринея Лионского (где состоит запятнавший свою репутацию Дворкин) и продажей Курцером акций своей клиники «Мать и дитя» на Лондонской бирже за 300 миллионов долларов? Это прямо какие-то сакраментальные совпадения, шитые белыми нитками.

Итак, пока Дворкин усердно трудится на ниве нанесения ущерба здоровью российских матерей и детей, неся всякий бред об опасностях домашних родов, а Курцер распределяет  миллионы, сотрудники СК проводят обыски на квартире Цареградской Жанны Владимировны, стремясь ее арестовать.

17 апреля в день рожденья одного из моих сыновей в мою московскую квартиру в 7 утра стали ломиться сотрудники Калужского ЦПЭ с обыском. Несмотря на то, что обыск был якобы на изъятие литературы, они искали в квартире меня. По счастью накануне я осталась в гостях у знакомых и домой не приехала. К несчастью, мои взрослые дети, которые были дома и встречали банду из калужского и московского ЦПЭ, не были проинструктированы на предмет правил поведения при обыске. Поэтому наряд полиции, конечно, приезжал и сотрудников проверил, но в дом вошли те, кто удостоверений не показывал (в общей сложности было 9 человек, а удостоверения показали только 3 человека), а этого категорически нельзя было допустить. Потом эти невоспитанные свиньи не разулись и не сняли верхнюю одежду, искали они в доме не литературу, про которую было написано в постановлении, а меня. Только за это несоответствие их можно было выгнать. Не догадались мои дети вызвать скорую помощь для бабушки, которой стало плохо. Самое главное, что они не забрали ни одной копии предъявленных решений и постановлений просто потому, что не знали, что это надо сделать в первую очередь. Вот как важно знать правила проведения обысков! Теперь эти копии решений по обыску достать весьма проблематично – может их уже уничтожили? А может они вообще были подложные?

Этим дело не кончилось. Ко мне в квартиру 22 мая ввалилась группа неизвестных лиц, которые не представлялись. Со слов моего сына, который был в этот момент в квартире «люди сказали, что они из калужского ЦПЭ». Эта орда неизвестно кого выломала дверь в мою комнату и нанесла мне материальный ущерб. И тоже никаких документов: кто там был, почему сломал дверь? Правда, моя дочь, которая обнаружила взлом двери вызвала полицию и взлом зафиксировали. Но как теперь поведет себя полиция? Им могут позвонить и попросить замять дело – и все это замнут и еще и нас виноватыми сделают. У нас страна телефонного права и круговой поруки!

А теперь стоит посмотреть видеосюжет о том, как проводят обыски 9 бугаев в поисках одной женщины и при этом выделываются перед молоденькой девушкой, моей дочерью,  и пожилой женщиной, моей мамой. Стыд и позор – здоровые дядьки против женщин. Только изуверы или садюги могут проделывать такие вещи! Недаром моя маленькая дочка меня спрашивала: «Мама, а если милиционеры так себя ведут они бандиты?»

Замечание для следаков и цэпээшников: люди говорят, что вы ребята мстительные и ваша главная теза – самоутверждение, поэтому вы и претесь в эти органы, чтобы на ком-нибудь потоптаться. В общем страшнее кошки зверя нет – я мстю и мстя моя ужасна.



Комментариев нет:

Отправить комментарий