понедельник, 4 июня 2012 г.

Правовое государство или что…?


Если учесть, что в настоящее время в колониях и тюрьмах не менее чем в 60% случаев от общего числа осужденных отбывают «наказание» невиновные люди, становится понятно, что мы имеем дело не с правосудием, а с чем-то другим. Что же это за явление и почему так много невиновных оказываются в заключении? Может быть следователи разучились расследовать, или может быть в рядах правоохранительной и судебной системы работают умалишенные садисты, которые получают удовольствие от мучений других людей? Это верно только отчасти. В действительности мы имеем дело не с правоохранительной и судебной системами, а с единой политической системой подавления гражданских инициатив и гражданских прав.

Нам пытаются представить, будто в нашей стране есть полиция, которая следит за порядком и разбирается с мелкими бытовыми преступлениями, есть следственный комитет, который разбирается с тяжкими преступлениями, есть прокуратура, которая следит за законностью работы тех и других, есть суд, который проводит независимое расследование и устраняет ошибки, допущенные следствием. Все эти структуры по официальной версии руководствуются, прежде всего, Конституцией РФ и «Всеобщей декларацией прав человека», а потом федеральными законами, которые должны соответствовать Конституции, и кодексами. И действительно декларируемое устройство правоохранительной системы соответствует тому, как должно было бы быть на самом деле. Распространение подобных слухов входит в планы нашей политической системы. В этом плане политика заключается в том, что все должны думать, будто все делается по закону, что сотрудники правоохранительной и судебной систем честные люди и стремятся к защите прав мирных граждан от разгула преступных элементов. Поэтому все мирные граждане могут спать спокойно.

Но если в правоохранительной и судебной системах работают все такие честные и замечательные, то откуда берутся разговоры о коррупции? Только и слышно, там одного чиновника поймали на взятке, а там другого – и так каждый день. Причем ловят ни кого-нибудь: то начальник полиции попадется, то прокурор, то сотрудник комитета по борьбе с коррупцией, то судья, то следователь. В чем же дело? А это дает о себе знать истинное положение вещей, которое сильно отличается от заявляемого, и давайте разберемся какое именно.

В действительности декларация прав и свобод граждан России и тщательное следование основному закону Конституции РФ и международным нормам – это только декларация. В действительности все дела в России вершит президент и губернаторы, которых он фактически назначает. Вы скажете, а как же выборы? Выборы – это фикция для идиотов, чтобы они продолжали думать, что живут в демократической стране. Губернаторы – это руки президента на местах. Но, чтобы никто не догадался, что у него столько рук, есть другие структуры, которые якобы независимые и следят за тем, что делают губернаторы – это прокуратура и суд. Но кто назначает прокуроров и судей? Их назначает президент и еще в этом выборе принимают участие губернаторы. Например, прокуроры – это просто назначаемые единицы и все они от самого низа до самого верха этой «назначаемой системы» знают о том, что и почему каждый прокурор делает. Что касается судей, то согласно Конституции РФ судебная власть является независимой ветвью власти (исполнительная, законодательная и судебная) и поэтому судьи должны избираться. Однако, на деле судей тоже назначают. Их корочки подписывает президент, а назначают их губернаторы вместе с президентом. Так что судьи в нашей стране не являются независимыми, они исполнители воли губернаторов и президента.

Как же работает эта диковатая политическая машина в действительности? Губернатор имеет некоторую свободу действий в своей губернии, но обязательно должен следить за тем, чтобы население было постоянно озабочено пропитанием и кучей социальных проблем, т.е. чтобы у него было хроническое состояние социальной депрессии. Если среди общей массы начинают выделять личности, которые успешны в бизнесе или общественной деятельности – их сразу же берут на учет и наблюдают за их действиями. Такая система учета производится через налоговые органы, банки, через полицию и ряд других структур. Как только предпринимателю или общественному деятелю показалось, что он успешен и ему многое удается без проблем, ему начинают потихоньку закручивать гайки. И происходит это не потому, что ему не повезло и у него что-то не так с судьбой, а потому что за ним следит губернатор с президентом и они не дадут ему развиваться сверх того, что безопасно для системы назначений.

Как только человек, за которым ведется наблюдение, опасно обогащается или начинает притягивать к себе большие массы народа в силу общественно полезной деятельности у него начинаются системные проблемы. Если это бизнес, то к нему приходит полиция или следователь и начинают ему рассказывать, что по их подсчетам у него имеется определенная сумма денег и он им эту сумму должен, а не то они его посадят. Не надо думать, что это была инициатива полиции или следователя и больше никто об этом ничего не знает. Это инициатива системы назначений. Об этом уже хорошо знают губернатор и мэр города, которые присматривают за ситуацией, а также прокурор и районный судья, которые, возможно, будут заниматься этим делом дальше. Тот, кто возьмет деньги, обязательно поделится со всей цепочкой и лично ему останется самая малость – только за работу.

Если это общественная деятельность, то с ней сложнее, чем с бизнесом. Существует несколько схем, которые помогают прекратить общественно полезные, но очень опасные для системы назначений инициативы. Одна из схем – это объявление, что общественная организация является сектой и оболванивает людей, просто стяжая деньги и отбирая у людей их имущество. При этом обязательно говорится, что общественно полезную деятельность эта организация вела для прикрытия, чтобы было удобнее у людей отнимать деньги. Для этого случая есть 282 и 239 статья Уголовного кодекса и центры «Э» или центры противодействия экстремизму. В одной связке с ними работают  всевозможные сектоборцы и Русская Православная Церковь (РПЦ), которая только делает вид благопристойности, а на самом деле тоже осуществляет контроль над гражданами, которые думают, что они верующие и священник наставит их на путь истинный. В этом плане ислам выполняет примерно ту же функцию, что и РПЦ. Если общественно полезной деятельности не удается пришить ярлык секты, тогда прилагаются усилия, чтобы сделать ее руководителей мошенниками или подложить им что-нибудь, или устроить какую-нибудь другую ловушку. Кроме этого применяются такие методы физического давления как похищение родственников, избиения, вымогательство и т.д. Такой неугодный общественный деятель может беззаботно идти по улице, а его вдруг неожиданно хватают сотрудники полиции, закрывают в ИВС, бьют ему морду, а потом вдруг отпускают и говорят, что якобы все произошло ошибочно. Но это была не ошибка, а предупреждение.

Так начинают прилетать первые ласточки. Если человек не понял, что это было и продолжает свою деятельность, тогда у системы назначений возникает необходимость устранить этого человека, раздавить его морально и психологически. Теперь включается в работу вся система, а это полиция – следствие – прокуратура – суд, а губернатор и президент следят за ходом дела, но делают вид, что сохраняют нейтралитет или, что они вообще не в курсе, чем там занимается следствие, прокуратура и суд. А в это самое время следствие, прокуратура и суд договариваются между собой, как они будут выполнять приказ губернатора. Это можно сказать церемониальный момент сговора якобы разных структур, но ведущую роль в этом сговоре всегда играет прокурор. Именно он определяет содержание обвинительного заключения и приговора.

Первоначально для жертвы подбирают предлог для уголовного преследования и последующего заключения под стражу и осуждения. Затем в работу включается следствие или полиция. Способы начала процесса есть разные: подлог, провокация, фальсификация и т.д. Главное – это открыть уголовное дело и заключить жертву под стражу независимо от квалификации преступления под предлогом, будто этот человек очень опасен для общества, правда, при этом никто не уточняет для какого именно общества так опасен невиновный общественный деятель или бизнесмен. Когда дело попало в следствие, то, как правило, проект обвинительного заключения прокурора и проект приговора судьи уже готовы. Впоследствии эти проекты просто уточняются. Адвокаты в этой системе выполняют незавидную роль – они не могут по-настоящему защищать клиента. Сколько денег клиент не заплатит адвокату, но вынесет судья ему замечание, пожалуется в адвокатскую палату и лишат адвоката его корочки. Поэтому адвокаты в большинстве случаев просто сговариваются с судьями и прокурорами о более лояльном приговоре и передают от клиента судье, следователю или прокурору взятки, которые те запросили.

Думаю, что теперь понятно по каким принципам проходит следствие, направленное на обвинение кого угодно неугодного губернатору и президенту, понятно и то, как следит за законностью прокуратура. Думаю, понятно также, что главная задача прокуратуры в этой ситуации как можно крепче зажмуриться, чтобы не разглядеть ни одной буквы закона. Какая же роль во всем этом отводится суду? Ведь и следователь и прокурор уверяют вас, что судебное следствие независимо и обязательно разберется и устранит все ошибки следствия. Ну конечно же, это обман. Судья – лицо подневольное, дальше решения прокурора двинуться не может, ведь с другой стороны от прокурора стоит губернатор с палкой и блюдет, чтобы судья не мог повернуться ни в право, ни в лево. А там еще и президент. Поэтому судья будет выкручиваться всеми возможными способами, чтобы выполнить волю того, кто дал ему это хлебное место. Ради этого он пойдет и на подлоги, и на беспредел, и на отлынивание от доказательств и на многое другое. В крайнем случае, судья притворится слепым и глухим дурачком и все-таки вынесет приговор вопреки здравому смыслу, против закона, но согласно воле губернатора.

Неповиновение судьи воле губернатора грозит ему не только увольнением, но еще и кучей других неприятностей. Его могут, например, тоже посадить. Обычно в судьи берут людей из бывших прокурорских работников и теперь понятно почему. Во-первых, везде должны быть свои. Во-вторых, в правоохранительной и судебной системе работает старая добрая стимуляции с помощью компромата. Эта система использовалась царской охранкой для того, чтобы держать в узде уголовников. Во время революции и гражданской войны эта система благополучно перекочевала в нашу правоохранительную систему (и понятно из кого она первоначально состояла!). Заключается она в том, что на новоявленного сотрудника полиции или прокуратуры начинают собирать компромат за все его промахи. За время работы в правоохранительной системе такой компромат на одного сотрудника собирают коробками! Этот компромат служит для него уздой. Если вдруг он начнет делать что-то неугодное, его можно посадить лет на 25. Такого человека с компроматом очень удобно иметь в качестве судьи – огласил не тот приговор и пойдешь на нары.

Теперь становится понятно, почему и какими путями в тюрьмы и колонии попадают невиновные люди, и понятно, что это не случайность, а целенаправленная работа системы.

А как же тогда борьба с коррупцией и отстаивание демократических принципов государственности? Борьба с коррупцией – это тоже политический ход, рассчитанный на запудривание мозгов преобладающей массе мирного населения, которое хочет спокойно получать зарплату, тратить ее в торговом центре на всякую всячину, спокойно ездить на пикники и спокойно спать, утешая себя мыслью, что в государстве все в порядке. Читая сообщения о том, что на взятке поймали очередного чиновника, обычный гражданин успокаивает себя мыслью, что в государстве все в порядке и хорошие следователи и прокуроры изо всех сил борются с коррупцией. Однако, понимая подлинное устройство системы подавления прав и свобод граждан (или системы назначений), замаскированную под правоохранительную и судебную системы, становится понятно, что коррупция подразумевается уже в самой системе и поэтому бороться с ней невозможно. Вся система назначений – это огромный коррупционный механизм, который для поддержки иллюзии о демократическом правовом государстве отдает на растерзание тех его членов, которые стали неугодными. Именно их и берут на взятках или вдруг раскрывают какие-нибудь страшные преступления полиции и прокуратуры. Только всегда умалчивают о том, что в коробке с компроматом сведения о раскрытом преступлении лежали уже несколько лет и что было давно известно, что этот чиновник берет взятки, но пока он был удобен, его не трогали, а если тронули, значит, стал неугоден.


Комментариев нет:

Отправить комментарий